Список форумов

Dental-revue

Информационный стоматологический сайт
Форумы сайта Dental-revue доступны только для зарегистрированных пользователей.

Текущее время: 19 ноя 2018, 18:44




Начать новую тему  Ответить на тему  [ 25 сообщений ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Вторник, 26.05.2009 интервью.
СообщениеДобавлено: 31 май 2009, 11:56 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20357
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва
Цитата:
К. ПОХМЕЛОВ: 23 часа и 5 минут в российской столице. Добрый вечер. В студии Константин Похмелов, Николай Котов помогает за режиссерским пультом. Ну а главным экспертом сегодняшней передачи «Кредит доверия» станет, как всегда по вторникам, экономист и президент консалтинговой компании НЕОКОН Михаил Хазин. Михаил Леонидович, добрый вечер.

М. ХАЗИН: Добрый вечер.

К. ПОХМЕЛОВ: Много вопросов, как всегда, в ваш адрес приходит. Есть вопросы, как бы это сказать, по направлениям. Вот начнем, допустим, с вопросов направления автопрома нашего и не только. «Не считаете ли вы, - спрашивает Василий из Самарской области, - что государство должно упорядочить подход к госпомощи предприятиям? Не правильнее ли помогать людям, а не компаниям? Не лучше ли сначала провести аудит компаний, соискателей господдержки? Взять наш «АвтоВАЗ», - уточняет наш слушатель. – В прошлом году продали четверть завода французам, много было шума про это. А куда делись огромные деньжищи? Почему их не использовали на борьбу с кризисом, а вместо этого протянули руку за господдержкой? Сколько можно терпеть неэффективных и непрозрачных управленцев, и когда будет на них управа?»

М. ХАЗИН: Хороший вопрос. Видно, что у человека наболело. Но давайте мы на него попытаемся ответить не с точки зрения конкретных проблем типа куда украли очередной миллион, этот вопрос мы тоже затронем, а с точки зрения стратегии. Дело в том, что произошло принципиальное изменение ситуации экономической в мире. На протяжении почти 30 лет, ну, условно говоря, с 81-го года, когда началась программа стимулирования спроса совокупного в США, «программа рейганомики», рынки, в общем, росли. Были отдельные локальные кризисы, были отдельные проблемы. Например, в России после 91-го года. Но в общем и целом рынки росли. Общее стратегическое правило гласит: на растущих рынках надо получать и аккумулировать прибыль. А сейчас ситуация радикально изменилась. И вот давайте посмотрим. Тут речь шла про «АвтоВАЗ», давайте… У «АвтоВАЗа» есть, так сказать, мама – исходный «Фиат». Вот «Фиат», если вы посмотрите, все 2000-е годы влачил ну не то чтобы жалкое существование, но, в общем, он был все время на пределе рентабельности. Все время планы: то, соответственно, продать 50 процентов «Дженерал Моторс», то еще чего-то, то получить какую-то поддержку, еще чего-то. И вдруг неожиданно начинается кризис, и «Фиат» покупает «Крайслер».

К. ПОХМЕЛОВ: «Опель»…

М. ХАЗИН: Борется за «Опель», но пока еще не купил, но борется. Вопрос: откуда деньги? Они что, сдурели, что ли? Ответ на самом деле следующий: «Фиат» - это собственность очень богатого семейства Агнелли, которое до тех пор, пока все было на росте, поставило туда наемного менеджера, дало ему некоторые ресурсы и сказало «вот с этими ресурсами, соответственно, выкручивайся». И с учетом рынка менеджеры и выкручивались. Как только начался спад и стало понятно, что этот спад длинный, мы уткнулись в ситуацию, что надо менять стратегию. На длинном спаде получать прибыль невозможно. Что нужно делать на длинном спаде? Нужно захватывать рынки. Грубо говоря, если у вас было 3 процента рынка, нужно сделать 6, потом 9, а потом 15. И тогда на следующем росте вы будете получать сильно большую прибыль. Разумеется, это требует некоторых ресурсов. Вот поэтому я и говорил, что на росте нужно их аккумулировать. У семейства Агнелли ресурсы есть независимые, и они их дали «Фиату». И поэтому «Фиат» купил «Крайслер», и поэтому «Фиат» сейчас борется за «Опель». «Фиат» борется за то, чтобы стать крупнейшей автомобильной компанией Европы, а может быть, и мира, если все пойдет удачно. Значит, еще раз повторяю, это стратегия. Теперь давайте смотреть на российскую ситуацию. Компания «АвтоВАЗ» обладает уникальным конкурентным преимуществом, абсолютно уникальным. Почему? Это единственная сегодня компания, которая может делать автомобиль европейского качества, в общем, ну, скажем, за 4 тысячи долларов. Не за полторы, конечно, как индусы, но они делают машину индийского качества. Китайцы, может быть, и могут сделать машину за 4 тысячи долларов, но это будет машина китайского качества, и что там будет с людьми, если она попадет в небольшую аварию, это большой вопрос. Мы можем сделать. Разумеется, теоретически вот сейчас, по ситуации на сегодня, за 4 тысячи не получится, и здесь мы переходим к вопросу нашего читателя. Почему? Он говорит, что… ну сейчас я как бы расширю вопрос, потому что понятно… Значит, смотрите, «АвтоВАЗ», там колоссальный менеджмент, который получает колоссальный бонус. Достаточно сказать, что губернатор Артяков, который являлся председателем Совета директоров «АвтоВАЗа», задекларировал чуть ли не полтора миллиарда рублей в 2006 году, когда он был председателем Совета директоров. Сейчас он губернатор Самарской области. Полтора миллиарда – это больше, чем средняя зарплата на «АвтоВАЗе» в 100 тысяч раз. Это вывод капитала из компании. В 2006 году еще был рост, сейчас спад. Сейчас надо… Вот «АвтоВАЗу» бы купить «Опель» и на его мощностях строить эти самые машины за 4 тысячи долларов. И европейский рынок будет принадлежать «АвтоВАЗу», ну, там, наполовину. Вместо этого возникает целая куча вопросов. «АвтоВАЗ» зачем-то покупает платформу «Рено». Зачем она нужна? «Рено» в убытках, «Рено» в условиях продолжения кризиса банкрот. Зачем платформа «Рено»? У «АвтоВАЗа» есть свое, еще раз говорю, уникальное преимущество. Не нужно пытаться из «АвтоВАЗа» делать «Мерседес». Дальше. На «АвтоВАЗе» сегодня команда менеджеров, которая пришла туда под ситуацию роста и вынимая из «АвтоВАЗа» денег. Вот ведь в чем проблема. Полтора миллиарда Артякова – это из этой же серии. То есть на самом деле там сегодня сидит команда, которая психологически ориентирована на вывод денег из компании, которая получает большие прибыли. А у компании, насколько я понимаю, только в первом квартале убытки как за весь прошлый год. Но это, впрочем, совершенно естественно. То есть в этой бы ситуации деньги вложить. Да, разумеется, «АвтоВАЗ» хочет получить поддержку государства. Но под что? Где эта программа? Вот почему сегодня объявляет Сбербанк, что будет бороться за «Опель»? Сбербанк с кем-то там собирается бороться за «Опель». Сбербанк никогда не управлял автомобильным производством, это глупость какая-то. Ну хорошо, если так, то пускай Сбербанк «АвтоВАЗу» поможет и с ним идет. Тут, по крайней мере, понятно, какая экономическая стратегия. Но еще раз повторяю, вот как бы тот самый миллиард, о котором говорит читатель, который дали «АвтоВАЗу» год тому назад под какой-то там пакет акций, он же тоже не вложен. Давайте его вкладывать в развитие сегодня под понятные конкурентные преимущества. На самом деле, еще раз повторяю, вот то, что сейчас я описал, это очень важный психологический момент. Группа менеджеров, которая ориентирована на вытаскивание денег из компании в условиях бума и получения прибыли, не может быстро переориентироваться, и те деньги, которые она вытащила, еще какие-то начать вкладывать. Это совершенно другая психология, другой мотив поведения и т.д., и т.п. Теоретически надо бы их заменить, поставить других людей, объяснить, что им государство даст любые деньги, но под программу, и не им в руки, а, соответственно, вот они договорятся там о покупке каких-то заводов в Европе, вот, соответственно, на покупку этих заводов и дадут деньги. И тогда с учетом, я еще раз говорю, конкурентного преимущества «АвтоВАЗа» в условиях кризиса можно совершить реальный рывок. Почему я так все это подробно рассказываю про «АвтоВАЗ»? Потому что это типовая ситуация в любой отрасли. На росте получают прибыль, на спаде захватывают рынки. Тот, кто сумел за счет большой прибыли получить некоторую финансовую подушку, которую можно сегодня пустить в развитие, тот выигрывает. Вот почему бессмысленно копить финансовую подушку, чтобы потом ее тратить, прожирать на потребление. Ее надо пускать как бы на вполне конкретную вещь – надо захватывать рынки. Тем более что в случае «АвтоВАЗа» понятно, чего и как делать. Я понимаю, что мы не можем захватить рынок микропроцессоров. Ну, у нас нет микропроцессоров. Вы знаете, анекдот был такой: «В советское время советские микросхемы – самые большие микросхемы в мире». Но они хоть были и работали себе вполне, и в космос летали, и ракеты летали, все было… А сегодня их нет. А соответственно, в этом случае пока еще есть, так надо хватать, пока есть такая возможность. Вот я боюсь, что она будет упущена. И при этом да, конечно, теоретически можно сказать типа «давайте напустим на «АвтоВАЗ»… «АвтоВАЗ», еще раз говорю…

К. ПОХМЕЛОВ: Как пример.

М. ХАЗИН: Один из… Счетную палату, прокуратуру, еще чего-то, будем искать этот миллиард. Ну найдем. А толку-то? Понятно же, что «АвтоВАЗ» сегодня часть холдинговой системы. Этот миллиард мог затеряться где-то в вершинах этого холдинга. Но какой смысл от него? Ну его утащат в какие-нибудь оффшорные банки, будет он там лежать на счетах и из-за инфляции обесцениваться. А тут можно, еще раз повторяю, совершить рывок. Ну так давайте, в конце концов, хоть в одном месте мы найдем команду, которая сможет совершить рывок. Ну, в конце концов, сколько команд Сталин нашел в 30 – 40-е годы. Ну просто с нуля целые отрасли отстраивали, а тут вроде как все есть.

К. ПОХМЕЛОВ: Там, правда, другие команды еще были, помимо этих, но не об этом сейчас речь.

М. ХАЗИН: А это, между прочим, тоже… Порядок – дело святое. А если люди хорошо работали, никто их пальцем не трогал. Это известная история.

К. ПОХМЕЛОВ: Вопрос из другой отрасли, из Самары, от Сергей Шереметьева…

М. ХАЗИН: Опять из Самары, что характерно.

К. ПОХМЕЛОВ: Да, но здесь вот отрасль другая. «Скажите, что произойдет с рынком строительной техники в России? По моим ощущениям, осталось нам регионально квартал, по ключевым регионам – Москва, Санкт-Петербург – до декабря».

М. ХАЗИН: Со строительной техникой?

К. ПОХМЕЛОВ: Да.

М. ХАЗИН: Понятно.

К. ПОХМЕЛОВ: «…Говорю как человек, напрямую работающий со строителями. Речь идет о технике «Катерпиллер». Думаю, что предсмертная, переходящая в смертельную, ситуация будет по всему импорту к зиме 2009 года».

М. ХАЗИН: А я знаю, почему из Самары. Я в апреле был там, лекцию читал. Видимо, соответственно, народ проникся. Я, кстати, там выступал в местном «Эхе». Как раз во вторник, когда меня у вас не было, я там был. Вот, значит, дело в том, что, вообще говоря, это большая проблема. Я думаю, что спрос будет очень низкий. Я уже рассказывал про эту ситуацию, повторю ее еще раз. Сегодня у нас такое системно-стратегическое рассуждение. Значит, как устроена ситуация? До конца 60-х годов в мире во всех отраслях загрузка мощностей была 95 процентов, 98, иногда 102 процента. То есть, иными словами, ничего лишнего не строили и загружали производство под завязку. В 70-е годы ситуация стала меняться, а с 80-х стала меняться быстро, потому что началась эмиссия денег, появились избыточные финансовые ресурсы. И при этом банкирам очень бы хотелось перераспределить прибыль. Вот я уже рассказывал, что до 70-х годов между реальными производителями и обслуживающими их отраслями, таких как торговля и финансовая сфера, прибыль была где-то 70:30 в пользу производства. В 70-е годы уже ситуация стала выравниваться, а уже с 80-х годов была обратная ситуация – то есть 30 у реального производства, а 70 как бы у финансового сектора и у торговли. Как это удалось сделать? А очень просто. Дело в том, что за счет этих избыточных финансовых ресурсов этот избыточный инвестиционный ресурс поставили избыточной мощностью. И у вас соответственно, нормальная загрузка мощностей стала не 95, а сначала 90, потом 85, потом 80. На сегодня средняя загрузка в США уже меньше 80 процентов мощностей, а в некоторых отраслях еще меньше.

К. ПОХМЕЛОВ: Это до кризиса?

М. ХАЗИН: Это до кризиса. Сейчас будет кризис. Кризис, как мы знаем, состоит в том, что падает совокупный спрос, упадет он процентов на 30 – 40. Это означает, что загрузка мощностей будет 50 процентов. При загрузке 50 процентов это фактически означает, что из двух заводов один имеет смысл остановить и законсервировать, а работать на другом, пока он не рассыплется. Но инвестировать бессмысленно, потому что у вас стоит рядом уже фактически бесплатный завод. Значит, вы ждете, когда этот рассыплется в прах, потом переходите на соседний, пока и он рассыплется в прах. То есть это означает, что инвестиционный проект закончился, а загрузка мощностей, в том числе производящих мощностей, в том числе строительную технику и все остальное, будет очень низкая. Я подозреваю, что в некоторых отраслях ниже, чем необходимо для того, чтобы это оборудование было рентабельным. Да, теоретически начнут, наверное, падать стоимость электроэнергии, стоимость рабочей силы, еще чего-то. Поэтому я думаю, что все будет работать на пределе рентабельности. Но все равно в нашей стране все будет хуже, потому что у нас был искусственный рост стройкомплекса за счет перераспределения сверхприбыли. Разумеется, будет падение цен на недвижимость, скорее всего, резкое падение начнется этой осенью. Оно на самом деле уже происходит, потому что, как мне объясняют люди, которые снимают квартиры или меняют меньшую квартиру на большую, скидки сегодня даже в Москве достигают 25 – 30 процентов от цен. Разумеется, те, кто держит все газеты информационные, они пытаются это как бы в СМИ не пустить. Компания НЕОКОН сейчас начала проект обзора по рынку недвижимости. Вот мы его закончим, я что смогу, расскажу, что мы там сделали. Но в общем и целом, конечно, цены на недвижимость будут падать. И в этой ситуации строить становится невыгодно, потому что расценки и все остальное. И опять-таки в этой ситуации, конечно же, со строительной техникой будут большие проблемы. И не только со строительной, много еще с чем. Мне всегда казалось, что в этой ситуации государство должно помогать реальному сектору. Но в нашей стране сегодня с этим будут большие проблемы по очень просто причине. Дело в том, что у нас в правительстве есть две экономических главы – это Минфин и Министерство экономики. Они исторически всегда воюют, причем эта война еще со времен Госплана. Но в СССР Госплан был главнее Минфина, а в нынешней ситуации Минфин главнее Минэкономики. Минэкономики отвечает за реальный сектор, а Минфин – за финансовый. И всякий раз, когда нужно выделять деньги на реальный сектор, то Минфин пользуется своими возможностями именно за счет реального сектора экономики. Вот, к сожалению, это объективная ситуация, независимо от персоналий. Единственный выход – это делать министра экономики вице-премьером, а министра финансов не делать, чтобы последнее было слово за Министерством экономики. Но пока такого не наблюдается. Но я еще при этом должен отметить, что, в общем, качество сегодняшнего правительства в экономической сфере оставляет желать…

К. ПОХМЕЛОВ: Хорошо. Напомню, что президент консалтинговой компании НЕОКОН Михаил Хазин у нас в гостях. И вопрос уже немножечко другого свойства. Александр из Санкт-Петербурга: «Существуют два вида кредита, которые способны поддерживать работоспособность отраслевых цепочек. Издавна предприятия использовали коммерческий кредит, а с середины 20-го века коммерческий кредит уступает место банковскому. Не думаете ли вы, что в настоящее время стоит обратить внимание на модернизацию именно коммерческого кредита, а роль банковского оставить на поддержку ликвидности кредитующего предприятия?»

М. ХАЗИН: Дело в том, что, вообще говоря, кредиты все равно нужны банковские. Потому что даже если вы используете какие-то схемы внутри предприятий типа векселей и прочих разных бумаг, все равно должны быть финансовые структуры, которые их обслуживают. А вообще нужно отметить, что объем кредита суммарный, которые существует в экономике, он примерно должен равняться валовому внутреннему продукту страны. Если он существенно больше, то начинается монетарная инфляция – денег слишком много, соответственно, цены растут. Если кредита слишком мало, начинает инфляция издержек. Классический пример: 90-е годы – это кризис неплатежей. Инфляция издержек из-за того, что кредит взять нельзя, приходится изворачиваться, и в результате растут ставки кредита, которые ложатся на издержки, и поэтому цены растут отпускные. Вот кризис неплатежей был совершенно классическим примером непонимания монетаристов, что бывает немонетарная инфляция. Они пытались зажимать денежную массу, чтобы бороться с инфляцией. Зажали ее в 25 раз ниже нормы, до 5 процентов от ВВП доходило в 97-98-м годах денежная масса. И в результате разогнали инфляцию издержек. Из-за этого у нас умирала промышленность в 90-е годы. Сегодня на самом деле аналогичная ситуация. Центральный банк по каким-то причинам хочет держать высокий курс рубля. Я на самом деле понимаю, по каким причинам. Логика тут такая: они считают, что кризис скоро закончится, и в этой ситуации в нашу страну в высокой ставкой рефинансирования сильной валютой потекут иностранные инвестиции, которые обеспечат подъем. Господа, у нас сегодня убыточная экономика. У нас сегодня внутреннее производство нерентабельно, у него отрицательная рентабельность. Никто в этой ситуации ни доллара в него не вложит, это нонсенс, идиотизм. В этой ситуации нужно отпускать рубль, запускать производство и потом проводить реформы, я уже говорил, по пяти основным направлениям – это борьба с коррупцией, борьба с монополизмом, ограничение тарифов естественных монополий, изменение кредитно-денежной политики в сторону рефинансирования рублевой банковской системы и облегчения выдачи рублевых кредитов и, наконец, изменение налоговой политики, которая сегодня практически запрещает нам развивать промышленность. Значит, вот пять основных направлений. Ни по одному из них ничего не делается. Хотя вот в последнем бюджетном послании, которое выпустил вчера наш президент, говорится о том, что нужно – как это? – положить конец… какая-то очень такая фраза… положить конец такому явлению, как откат. Значит, у меня это сразу вызвало ассоциацию. Ассоциацию такую: лети-лети, лепесток, через Запад на Восток, через Север, через Юг, возвращайся, сделав круг, лишь коснешься ты земли, быть по-моему вели. Вели, чтобы в нашей стране больше не было откатов, да, совершенно верно. Ну вот там «по щучьему веленью, по моему хотенью». Делать-то что? Что наш президент Дмитрий Анатольевич Медведев, который говорит, что с откатами нужно бороться, собирается с ними делать? Вот в Китае расстреливают, в Соединенных Штатах Америки заставляют возвращать бонусы. Вот, кстати, замечательная совершенно картина по тому же «АвтоВАЗу». Ну как бы, ребята, уже же все понятно. Ну почему вы получили бонусы в 100 тысяч раз больше, чем среднемесячная зарплата рабочего? В стране кризис, «АвтоВАЗ» в кризисе, большие убытки. Верните бонусы. Вот, соответственно, менеджеры компании AIG вернули бонусы в Соединенных Штатах Америки. Менеджеры компании «Дженерал Моторс» или еще какой-то отказались от бонусов. Ну как бы кризис, нужно помогать промышленности. Как это… Граждане, сдавайте валюту! Ну что делать-то? Ну так же нельзя в самом деле.

К. ПОХМЕЛОВ: Так, хороший вопрос из Томска от Сергея Анохина, предпринимателя: «Уважаемый Михаил, недавно Михаил Прохоров зарегистрировался в Красноярском крае, теперь почти полмиллиарда долларов его налогов пройдут мимо Москвы. Вопрос: как вы считаете, сойдет ли это ему с рук, или, может быть, как с Ходорковским? И второй вопрос: поскольку платить налоги по месту зарабатывания денег абсолютно правильно с точки зрения развития регионов, то не подтолкнет ли это региональные элиты предпринять шаги к пересмотру налоговой политики в пользу регионов?»

М. ХАЗИН: Тут есть целая куча тонкостей. Значит, тонкость первая – у Красноярского края, где губернатором старый товарищ Прохорова Хлопонин, уже дефицит бюджета. И я не исключаю, что у них договоренность, что эти вот эти вот налоги… а Прохоров должен заплатить довольно большие налоги, потому что у него были по прошлому году большие сделки. Там, конечно, не полтора миллиарда, там меньше, но все-таки вполне приличные деньги. Значит, он должен заплатить, и он, значит, решил поддержать своего товарища. Но я подозреваю, что там была и более тонкая ситуация. Дело в том, что наши мудрые законодатели решили тут отменить презумпцию невиновности для физических лиц в части налогообложения. Что это означает в переводе на русский язык? Это означает следующий вариант. Едете вы на машине по городу Москве, вдруг вас останавливает гаишник. Вы выходите из машины, и он говорит: «Вы знаете, тут вот стоит судебный пристав, которым за счет недоимков по налогам у вас отбирается машина. Все, она конфискуется». Вы говорите: «Какие налоги? Я ничего не знаю». Они говорят: «Ничего не знаем, вот обращайтесь в суд». Дальше вы идете в суд, сначала районный, потом городской, потом Верховный, и где-то через полтора – два года вы, может быть, с большим трудом доказываете, что, оказывается, налоговый инспектор ошибся, и вовсе даже вы не недоплатили налогов, а наоборот, переплатили. Раньше в такой ситуации налоговый инспектор должен был подавать на вас в суд, и в суде могли ему объяснить, что он ничего не понимает. И только после этого, если он вам доказал, можно было обращать взыскание на какое-то имущество. А сегодня все наоборот. И я не исключаю, что Прохоров, понимая, что в Москве он хотя и олигарх, но все-таки таких много. И тут он не сможет, если к нему начнут придираться, защититься. А вот там, в Красноярском крае, где свой губернатор, где налоговая служба фактически существует на его налоги, там будет полегче. То есть это на самом деле, может быть, глубокий ход. Но я-то считаю… причем я очень боюсь этого вот налогового администрирования, президент в своем бюджетном послании много говорил о налоговом администрировании. Я боюсь, что это будет такое администрирование специфическое: нам срочно нужно денег, мы сейчас вот человека возьмем, а там через год, через полтора, через два пускай он с трудом через суд что-нибудь отобьет обратно. Вот я этого боюсь, это очень опасное место.

К. ПОХМЕЛОВ: Так, ну и, наверное, последний вопрос от студента из Ростова-на-Дону, от Петра Солнцева: «В связи с протеканием кризиса как вы видите, мир останется в одной системе глобального распределения труда, или же произойдет деглобализация на зоны? И вообще считаете ли вы деглобализацию регрессом?»

М. ХАЗИН: Я считаю, что распад произойдет почти наверняка. С точки зрения технического прогресса этот распад будет регрессом, вне всякого сомнения. Уровень технологический упадет. Но я рассчитываю, что все-таки человечество сумеет проявить некоторую разумность, этот распад будет не слишком сильный, и на каких-то новых принципах прогресс начнется заново, в том числе технический. Но еще раз повторяю, для этого придется приложить достаточно много усилия. Если пустить все на самотек, может, мы можем вернуться назад достаточно далеко.

К. ПОХМЕЛОВ: Время наше подошло к концу. Огромное спасибо. Михаил Хазин, президент консалтинговой компании НЕОКОН, был у нас в гостях. Огромное вам спасибо, Михаил Леонидович, и до встречи.

М. ХАЗИН: До свидания.

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
 Заголовок сообщения: Re: Экономика (Михаил Хазин)
СообщениеДобавлено: 20 июл 2009, 10:57 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20357
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва
Цитата:
К. ПОХМЕЛОВ: 23-04 в российской столице. Добрый вечер. В студии Константин Похмелов. И, как всегда по вторникам, наш гость – Михаил Хазин, глава консалтинговой компании НЕОКОН. Михаил Леонидович, добрый вечер.

М. ХАЗИН: Добрый вечер.

К. ПОХМЕЛОВ: Первый вопрос, который вам задали. Просто не могу даже его отложить. Сергей, менеджер из Тамбова: «Здравствуйте, уважаемый Михаил Леонидович. Во всем с вами согласен. Только терзает все время один вопрос. Почему же ваша фирма называется НЕОКОН?»

М. ХАЗИН: Так получилось. Мы пытались придумать как можно более банальное название. И придумали – «Новые консультанты» по-гречески, получается – «Неокон».

К. ПОХМЕЛОВ: Вот и всё, уважаемый Сергей из Тамбова. Хотели мы сегодня поговорить о деньгах. Давайте с них и начнем, тем более что ваши вопросы, уважаемые наши слушатели… Я напомню, что кто не успел обратиться к нам на интернет-портал радиостанции «Эхо Москвы», могут это сделать посредством смс-сообщений +7-985-970-4545. Первый вопрос от программиста Ильи Иванова: «Какая связь между ослаблением рубля, визитом Обамы и встречей «Большой восьмерки»? И каков ваш прогноз о дальнейшем состоянии рубля?»

М. ХАЗИН: Много разных аспектов. Во-первых, как мы и предупреждали пару недель тому назад, G8 завершилось ничем. Главы государств крупнейших экономик мира продемонстрировали, что обсуждать кризис по существу они не желают. Впрочем, этого следовало ожидать, поскольку их лидер, президент США Обама, давая интервью еще перед своим визитом в Москву одной из российских газет, произнес совершенно замечательную фразу о том, что не нужно искать виновных в кризисе. Понимание реальных причин кризиса автоматически указывает на виновных. Не следует здесь слово «виновные» персонифицировать, т.е. это не конкретные люди, это модели, это системы, это базовые принципы – что-то же привело к кризису. Так вот отказ от поиска виновных автоматически ведет к отказу от поиска причин. А если мы не знаем причин, то мы не можем лечить.

Соответственно, «восьмерка» закончилась только благоглупостями в стиле, что самое дно кризиса мы уже прошли. Всё это говорится в преддверие второй дефляционной волны, которая вот-вот начнется. Конечно, те, кто это говорил, будут выглядеть достаточно смешно уже через месяц-другой. Но, с другой стороны, через месяц-другой они могут сказать что-нибудь другое и благополучно сделать вид, что ничего такого они на G8 не говорили. Тем более что в наше тяжелое время задать главам государств неподготовленный вопрос невозможно. Всё равно никто публично их не спросит: «А что же вы, дорогие товарищи, два месяца тому назад говорили?» Так что в этом смысле у них всё хорошо.

Что касается рубля и доллара. По доллару мы тоже говорили. США нужно погашать в этом году почти 2,5 триллиона долларов, почти на 2,5 триллиона долларов «казначеек», до конца лета – на триллион. Часть они уже погасили, но всё равно бОльшая часть осталась. Для этого им нужно, грубо говоря, снести все деньги со всех финансовых рынков, снести все свободные деньги, которые имеются у разных стран мира и еще при этом немножко напечатать. В результате на мировых рынках образуется дефицит долларов. Когда какой-то товар в дефиците, его стоимость растет. Поэтому доллар на мировых рынках будет расти. Он уже начал расти.

А что касается рубля, нужно понимать, что рубль довольно специфическая валюта. Она очень внутренняя и очень сильно зависит от разных внутренних колебаний. И в этом смысле его очень трудно оценивать. Но, вообще говоря, теоретически уже все понимают, включая руководство нашей страны, что рубль нужно будет девальвировать. Потому что иначе стабфонд закончится если не концу этого года, то к самому началу следующего. А если, соответственно, рубль девальвировать, то тогда стабфонда хватит на более длительный срок. Но проблема состоит в том, что никто у нас не может дать команду, потому что все в него ткнут пальцем и скажут: «Ага, это он вредитель, это он во всём виноват». И хотя все всё понимают, но сказать никто ничего не может. Олег Вадимович Григорьев, который был у вас две недели назад, сравнил это с таким спортивным явлением, как сюрпляс, когда два гонщика на треке стоят и не шевелятся.

К. ПОХМЕЛОВ: Выжидают.

М. ХАЗИН: Потому что тот, кто первым двинется, тот и проиграет. Соответственно, и у нас: тот, кто первым сделает шаг в направлении того, чтобы совершить какое-то действие, тот и проиграет. Это довольно частое явление в государствах, в которых власть очень долго отказывалась от принятия каких бы то ни было реальных решений. Вот, собственно, и всё.

К. ПОХМЕЛОВ: Нью-Йорк, США, «Большая восьмерка» ничего не говорят, тем не менее, живут-то они лучше. Вот Игорь, рабочий из Самары, говорит нам: «В Нью-Йорке при средней заплате 150 000 рублей мясо стоит 225 рублей. В России средняя заплата в 10 раз меньше, но мясо даже дороже. Почему?» У США такие большие долги, а народонаселение… Этого не чувствует, что ли?

М. ХАЗИН: Нет, оно чувствует. И скоро почувствует еще сильнее. И не нужно радоваться, что у них дешевое мясо. Потому что у них, например, совершенно сумасшедшие налоги, которые у нас люди очень часто не платят. У них совершенно сумасшедшие… Правда, недвижимость и у нас сейчас сумасшедшая, но все-таки у большинства людей еще остались квартиры, полученные от советской власти бесплатно. Сейчас, правда, больше уже такого безобразия не будет.

Но нужно учесть, что США ведь за счет контроля над долларом потребляют реально в два раза больше, чем производят, в отличие от большинства других стран мира. Т.е. в этом смысле они, действительно, в некотором смысле обирают весь мир. И нынешний кризис, одно из его последствий состоит в том, что механизм этого обирания будет разрушен. По этой причине падение жизненного уровня посткризисное в США будет сильнее, чем во многих странах мира.

Такая очень смешная ситуация: экономика США, по всей видимости, пострадает меньше, чем экономики других регионов, например Европы, Японии или Китая. Просто потому что США – единственный оставшийся мировой технологический центр, центр глобализации. А социально-политические последствия у них будут сильнее, чем во всем мире. Просто потому что уровень жизни относительно реальных доходов завышался у них много больше. Поэтому не надо сильно радоваться.

И, наконец, если говорить конкретно о мясе, они-то едят свое мясо, американское, а мы-то аргентинское. Согласитесь, есть небольшая разница. И потом, система торговли у нас так устроена, что наценки большие. Но этим надо заниматься, в том числе гражданам. Вот что бы человеку, задавшему вопрос, не сделать организацию по защите прав потребителей и не подавать в суд на магазины, которые покупают мясо по одной цене, а продают по другой, и разница в два раза. Вполне себе интересная тема. Особенно если учесть, что заводы все сейчас закроют и работать будет негде.

К. ПОХМЕЛОВ: Кстати, в этой связи вопрос из Нижнего Новгорода: «Говорят, что в магазине «Перекресток», который посетил наш премьер, на некоторых товарах появились новые ценники с надписью «торговая наценка премьера 5%». По-моему, это уже не смешно. Как вам кажется, может быть, премьеру стоить посетить и бензозаправку, и тогда мы узнаем реальную стоимость нашего бензина?»

М. ХАЗИН: Что вы мне это говорите? Вы это ему скажите.

К. ПОХМЕЛОВ: Вопрос от кровельщика из Новосибирска: «В последнее время слышно много разговоров про «энергорубль» (стандарт энергообеспеченности рубля), то есть про замену долларового обеспечения рубля на его обеспечение более универсальным и реальным эквивалентом – нефтью, газом, электроэнергией. Прокомментируйте, пожалуйста, возможно ли это на практике и что оно может дать для российской и для мировой экономики?»

М. ХАЗИН: Ведь беда-то в чем состоит? В современной мировой экономике 40% спроса сосредоточено в США. И этот спрос за американские доллары. Ну, уберите вы эти доллары – у вас упадет спрос очень сильно. В результате будут закрываться предприятия, увольняться рабочие. У них не будет денег. Начнется целая куча последствий. Т.е. вся проблема состоит вот в чем. Вся экономика, в принципе, замыкается на спрос. Т.е. любое производство осмысленно только в том случае, если по длинной цепочке производителя где-то в конце стоит конечный спрос.

Если этот конечный спрос на 40% в мире выражен в американских долларах… На самом деле даже больше, чем на 40%. Например, страны-экспортеры в США, они же получают доллары, и эти доллары они всё равно используют внутри. Например, российский рубль во многом печатается под долларовые запасы. Аналогичная ситуация с евро, аналогичная ситуация с юанем. И в этом смысле подавляющая часть спроса в мире – это американский доллар. Если вы его заменяете, у вас падает спрос. Т.е. должна падать мировая экономика. Вот на это никто пойти не готов.

Все прекрасно понимают, что сама по себе модель долларовая рушится. Но вот когда она разрушится, вот тогда и будем вводить альтернативные деньги. Но пока этого делать нельзя. Смотрите, у вас по итогам кризиса в той же Европе уровень жизни должен упасть в два раза. Но это падение в два раза будет происходить, скажем, пять лет. Если вы сегодня начнете Европе закрываться и говорить «не нужны нам доллары, не будем ничего экспортировать в США», жизненный уровень упадет в два раза сразу. И вот это катастрофа.

У Европы все-таки уже есть своя валюта, которую они вводили медленно и со скрипом больше 10 лет. А что остальным делать? Еще раз повторяю – вся проблема состоит в том, что любые радикальные реформы, в том числе введение альтернативных валют, будь они хоть трижды обеспечены… Зачем мучиться? Зачем энергорубль, когда есть уже вполне обеспеченная и проверенная временем система, как золотой стандарт. Это не значит, что у вас будут выходить золотые монеты. Это означает только одно – что стоимость денег будет определяться золотом и какая-то часть операций будет происходить в золоте, но просто для того чтобы эту эквивалентность обеспечить.

К. ПОХМЕЛОВ: Михаил Хазин, глава консалтинговой компании НЕОКОН, в гостях передачи «Кредит доверия». Следующий вопрос. Это вопрос, который вам задается периодически, Михаил Леонидович: «Почему вы предсказываете дефляцию? У нас бывает только инфляция».

М. ХАЗИН: А я, кстати, дефляцию не предсказываю.

К. ПОХМЕЛОВ: Это, видимо, не к вам вопрос.

М. ХАЗИН: Дефляционные эффекты имеют место, но в нашей стране они…

К. ПОХМЕЛОВ: Я немножко неправильно прочитал вопрос. Тут есть огромный слой вопросов, где говорят: «Ну как же так, вы предсказывали, что доллар будет падать, а он растет», или наоборот.

М. ХАЗИН: Прошу прощения, я давно уже говорил, что он будет осенью расти.

К. ПОХМЕЛОВ: Вы имейте в виду, что не все слушатели регулярно нас слушают.

М. ХАЗИН: Тут ситуация очень простая. Вообще говоря, нужно очень аккуратно всегда всё формулировать. Доллар может расти относительно евро и падать относительно рубля и наоборот. И вообще, я считаю, что нормальному человеку все эти колебания по большому счету не очень нужны.

К. ПОХМЕЛОВ: Тогда вопрос конкретный. Студенты сегодня у нас оживились.

М. ХАЗИН: Я тут посмотрел на студентов, я на два съездил на Селигер, в этот самый лагерь пресловутый молодежный.

К. ПОХМЕЛОВ: И как там молодежь?

М. ХАЗИН: Я там лекцию читал. Молодежь как молодежь. Я водил когда-то школьников и студентов в походы. Это мало чем отличается от этого.

К. ПОХМЕЛОВ: Там же, по-моему, непростая молодежь.

М. ХАЗИН: Обычная. Может быть, она какая-нибудь и непростая в рамках каких-то своих общественно-политических молодежных игрищ, но по ним это не заметно. Я им читал лекции о мировом кризисе. Вполне нормальная молодежь, осмысленная.

К. ПОХМЕЛОВ: Вот и спрашивает один из них, пока школьник, Рамис из Ульяновской области: «Я хочу поступить в институт в этом году. Так до конца и не определился. Как вы думаете, какие профессии будут востребованы в мире и в России лет через 5-7? Спасибо».

М. ХАЗИН: Интересный вопрос. Не знаю. У меня нет ответа простого. Как это у Маяковского: «Все работы хороши, выбирай на вкус». Совершенно четко будет дефицит рабочих специальностей: слесарь, токарь, каменщик и все остальные. Это, кстати, хорошие профессии. Я очень хорошо помню, мне было 17 лет, я был на картошке, меня приставили на пару дней к местному плотнику, который мне сказал, не хочу ли я остаться у него жить на год, а он меня научит дома делать, потому что, говорит, у тебя руки есть. Я подумал-подумал, потом к нему пришел и сказал: «Я несколько дней мучился и думал, не бросить ли мне университет, не пойти ли учиться строить дома». А потом я понял, что если я пойду строить дома, то я пойду в армию, а в армию не хотелось. Он мне говорит: «Нет, в армию не ходи. Я воевал, я знаю. Нормальному человеку там трудно». Так и не вышло. Но я жалею иногда, что не научился. Поэтому я считаю, что даже если потом заниматься чем-нибудь еще, то приобрести какую-нибудь рабочую специальность – вещь полезная.

К. ПОХМЕЛОВ: Я абсолютно с этим согласен. Тоже когда в школе работал, практику проходил, на ЗИЛе, кстати, фрезеровщиком, ой как мне нравилось безумно. Приятно, когда из-под твоих рук что-то выходит. Притом знаешь, что эта профессия тебя всегда, по крайней мере, прокормит. Другое дело, что зарплаты у нас, к сожалению, на том же самом ЗИЛе в то время были крохотные, даже у фрезеровщиков высокого разряда. Алексей из Новгородской области: «Здравствуйте, Михаил. Теория кризиса и механизмы его появления достаточно внятно вами описаны. Вопрос: куда двигаться российскому правительству, какие меры предпринимать, какую фискально-кредитную денежную политику проводить, каким образом поддерживать российского производителя?»

М. ХАЗИН: На тему о том, чего бы надо было бы делать, я много раз говорил, хотя полной программы никогда не писал. И понятно почему. Потому что это бессмысленно. Дело в том, что правительству мои советы и советы моих единомышленников не интересны. Я говорил, оно живет своей жизнью, и главное задачей оно видит любой ценой сохранить свое положение. Сегодня это привело к тому, что оно вообще ничего не делает. Внимательно следит – как кто первый дернется, так оно того и истребит первым. По этой причине – какой смысл давать советы людям, которые их слушать не ходил.

Я описывал, в том числе здесь, много раз, в чем проблема российской экономики. Ее надо сначала запустить, чтобы начался хотя бы минимальный, но рост. Сегодня для этого есть единственный способ – это девальвация. Она уже нужна правительству по совершенно другой причине – потому что ей нужно растянуть стабфонд. Еде раз повторю, оно не может себе позволить это сделать, потому что при той риторике, которую оно ведет, объявление о девальвации – это подстава того человека, который первый это первым скажет. Поэтому они все от этого увиливают.

А дальше надо работать по пяти основным направлениям, которые я уже перечислял. Это борьба с монополиями, ограничение тарифов естественных монополий… Кстати, буквально сегодня правительство приняло решение о том, что тарифы естественных монополий будут повышаться. Вот как? Понятное дело, что это еще больше увеличит нагрузку на предприятия, издержки будут расти, а спрос падать. Соответственно, промышленность будет закрываться. Это идиотизм. У вас, соответственно, падает потребление электроэнергии. Они хотят, соответственно, увеличить цену на нее, но при этом, соответственно, потребление будет падать. Во всем мире в такой ситуации падают цены, дефляция, а у нас наоборот. Это идиотизм. И потом нужно менять налоговую политику, кредитно-денежную политику, таможенную политику. И, наконец, надо хотя бы немножко побороться с коррупцией, хотя бы чуть-чуть. Хотя бы имитировать.

К. ПОХМЕЛОВ: Более конкретный вопрос от Игоря, служащего (правда, не совсем наша тема): «Следует ли государству проявить твёрдость и в рамках существующих законов депортировать за счет владельца криминального Черкизовского рынка 100 тысяч нелегальных китайских торгашей из России? А ведь можно его еще и на 800 тысяч рублей за каждого иностранного нелегала, работавшего на Черкизоне, оштрафовать».

М. ХАЗИН: А кого вы будете штрафовать? Вы думаете, что на Черкизовском рынке 100 тысяч китайцев? Как они там помещаются? Я все-таки думаю, что поменьше. Но даже если предположить, что 100 тысяч, кого будем штрафовать? Китайца? У него ничего нет. Могу вас уверить, любой китаец, который сидит на Черкизовском рынке… Выверните его карманы – ничего нет.

К. ПОХМЕЛОВ: И под подушкой, под матрасом тоже ничего нет.

М. ХАЗИН: И под подушкой, под матрасом тоже ничего нет. Он в каком-нибудь подвальчике лежит на тряпочке. Разумеется, там есть специальные люди, у которых есть. Но их же надо еще найти. А для этого нужна уже даже не милиция, а хорошая контрразведка. И при этом еще политическая воля. Потому что как только одному из китайцев морду набьют где-нибудь (набьют, естественно, это такое дело обычное), то тут же Китайская народная республика всей своей политической мощью на нас набросится. И в этот момент нужно сказать жестко: «Ребята, мы вас нежно любим, мы с вами в рамках ШОСа работаем и будем работать дальше, нефтепровод к вам строим. Но наши законы вашим людям нарушать мы не позволим». И вот тогда – может быть. Но кто так будет разговаривать с Китаем? Покажите мне пальцем. Я таких людей не вижу.

К. ПОХМЕЛОВ: Кстати, сегодня смотрел сюжет по телевидению. Там как раз наши торговцы, из России, жаловались на то, что у китайцев есть, по крайней мере, возможность, они могут в посольство обратиться, найти какую-то защиту, а нашим-то, у которых отобрали торговые павильоны, и обращаться некуда. Надо Ильмиру обязательно ответить, ему хочется отметить юбилей кризиса, но он не знает, когда это сделать: «Подскажите, пожалуйста,
дату начала кризиса. Середина декабря 2007 года или середина мая 2008-го, или ещё раньше началось?»

М. ХАЗИН: Инфляционный этап кризиса начался в августе 2007 года, т.е. где-то через месяц будет юбилей. А первая дефляционная волна началась в сентябре 2008 года.

К. ПОХМЕЛОВ: Так что, Ильмир, можете в августе начинать праздновать юбилей. Саша: «Михаил Леонидович, вы говорите о закате модели технологического прогресса по нынешнему капиталистическому пути. А возможна ли такая модель прогресса? Некий международный консорциум по технологиям, который, объединив усилия и специалистов, сможет предлагать миру новые технологии с открытым доступом. Любые же предприятия-производители смогут пользоваться достижениями консорциума и внедрять эти новые разработки. На первый взгляд, модель довольно красивая».

М. ХАЗИН: Кто их разрабатывать будет? Современная наука стоит довольно дорого. Собственно, СССР на этом во многом надорвался. Он оплачивал технологические разработки, не имея гарантий, что они будут внедрены и будет результат. И США тоже, они довольно много денег вложили в информационные технологии. И сегодня они уже списали два триллиона. Ведь что они сейчас списывают, так называемые «плохие долги»? Это те деньги, которые были вложены в экономику и не окупились. В основном это было вложено в информационные технологии, в широком смысле этого слова, в том числе и в технологии работы на финансовых рынках. При этом еще спишут 10 с лишним триллионов. Т.е. на самом деле проблема как раз состоит в том, что человечество не умеет определять, иначе как опытным путем, что заработает, а что не заработает. Не получается никак рассчитать.

К. ПОХМЕЛОВ: Конкретика пошла от Руслана из Алматы: «Когда примерно наступит гиперинфляция? Ее последствия на национальные валюты? Как спасти небольшие накопления во время гиперинфляции?»

М. ХАЗИН: Я уже говорил, что спасти накопления, если нужно сейчас, то на 3-4 месяца перейти в американский доллар. Если речь идет о том, что надо новорожденной дочери сохранить приданое, то это надо золотые монеты. И через 20 лет их использовать. Как советовал две недели тому назад в Самаре Степан Демура, нужно вложиться сейчас в доллары и ждать до тех пор, пока курс доллара 1:36 поднимется к 1:15 относительно евро. «А потом, – сказал он, – надо срочно вкладываться в золото».

К. ПОХМЕЛОВ: Я думаю, мы ответили всем, в том числе и нашему радиослушателю Владимиру, который на похороны себе откладывает. Тут смотря когда вы планируете этим заняться. Если 3-4 месяца, то лучше в долларах.

М. ХАЗИН: А если 30-40 лет, то лучше родить пятерых детей, и пускай они тебя на старости кормят.

К. ПОХМЕЛОВ: На самом деле это вариант оптимальный, мне тоже так кажется. И последний вопрос, который успеем сегодня задать. Павел Матвеев, предприниматель: «Михаил, есть ли смысл открывать в это время бизнес? Я слышал, что многие сворачивают дела до лучших времён».

М. ХАЗИН: Это действительно так, многие сворачивают. Действительно, будет в этом смысле плохо. Но это не значит, что бизнес открывать нельзя. Только надо очень аккуратно и очень тщательно считать, кто будет вашим потребителем и, соответственно, как именно вы будете в условиях кризиса получать прибыль. Кто будет ваш поставщик, кто будет ваш покупатель, какие издержки, кто будет работать… Это нужно делать очень тщательно. Потому что условия кризиса – это тяжелые условия. А кризис продлится еще долго.

К. ПОХМЕЛОВ: Вот такой неутешительный прогноз. Впрочем, другого ждать и не приходилось. Напомню, что в гостях у передачи «Кредит доверия» был Михаил Хазин – президент консалтинговой компании НЕОКОН. Огромное спасибо вам и до встречи в следующий вторник.

М. ХАЗИН: До свидания.

h ttp://www.echo.msk.ru/programs/creditwo ... 5346-echo/


_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
 Заголовок сообщения: Re: Экономика (Михаил Хазин)
СообщениеДобавлено: 26 июл 2009, 11:37 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20357
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва
http://www.russia.ru/video/hazinkrizis/

Интервью Хазина....
:allllkg:

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
 Заголовок сообщения: Re: Экономика (Михаил Хазин)
СообщениеДобавлено: 29 июл 2009, 23:57 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20357
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва
Цитата:
К. ПОХМЕЛОВ: 23-04. Здравствуйте, уважаемые. Мы приветствуем вас в студии «Эхо Москвы». Как обычно, в этом время в этот день у нас в студии Михаил Хазин. Здравствуйте.

М. ХАЗИН: Добрый вечер.

К. ПОХМЕЛОВ: Экономист, объяснятель всего и вся. Я думаю, что мы сегодня очередную порцию очень интересной информации получим.

М. ХАЗИН: Во всяком случае, разговор до начала эфира был вполне интересный, правда, не про экономику, а про волейбол.

К. ПОХМЕЛОВ: О волейболе мы пару слов скажем через полчаса, хотя, если есть у уважаемого гостя мнение на сей счет, могу предоставить пару минут, для того чтобы его высказать.

М. ХАЗИН: Меня расстроили наши футболисты в матче с Бразилией, я скажу прямо.

К. ПОХМЕЛОВ: Я думаю, что вы не одиноки. Вся страна к вам присоединилась. Дело не в факте поражения, а в том каким оно было, это поражение. Поражения ведь разные бывают. Сегодня проиграла очень обидно наша пловчиха Анастасия Зуева. Мировой рекорд установила, побила свой же рекорд в финале, но британская спортсменка побила ее рекорд. Тут что скажешь? Какие претензии? Собственный результат улучшила по ходу дела, но соперница оказалась лучше, тут ничего не скажешь. Честно говоря, есть пара тем, которые хотелось бы затронуть в этой, надеюсь, интересной беседе. Сегодня я вычитал в газетах о том, что расходятся данные Дмитрия Медведева и Министерства внутренних дел по части коррупции.

М. ХАЗИН: Есть такое дело.

К. ПОХМЕЛОВ: После того как с ней начали активно бороться, Министерство внутренних дел отмечает, что уровень этой коррупции, размер взяток и наглость, с которой это всё происходит, перешагнули всякие границы.

М. ХАЗИН: Они там, по-моему, сказали, что она выросла в три раза. Меня это потрясло. Не на три процента, не на 30 процентов, а в три раза. И объяснение простое. Поскольку чиновники понимают, что их скоро выгонят, то они, соответственно, пытаются в последнюю минуту урвать хоть что-нибудь. Логика, конечно, замечательная. А кто их будет выгонять? И покажите мне хотя бы одного, которого выгнали.

К. ПОХМЕЛОВ: Какие-то дела, действительно, заведены, какие-то следствия ведутся по этому поводу.

М. ХАЗИН: А вот пускай оно доведется до конца. Это мне напоминает знаменитые истории про антимонопольный комитет, который на вопрос о том, вскрыли ли вы факты ценового сговора, говорят: «Мы проводим расследование». Поскольку ни одного расследования до конца не довели… Если серьезно – надо совершенно четко понимать, что сегодня подавляющая часть бюджетных расходов идет не на те цели, на которые она предназначена, а на разного рода взятки. Это, во-первых, откаты, т.е. возврат обратно части денег тем чиновникам, которые подписывали бюджетные документы, и это взятки на местах, для того чтобы что-то можно было сделать. При этом самое страшное состоит в том, что когда суммарный объем взяток достигает 20%, то система еще может работать. Собственно говоря, в некоторых отраслях норма взяток 20% является почти что узаконенной…

К. ПОХМЕЛОВ: Вот так цинично.

М. ХАЗИН: Я не имею в виду нашу страну, я имею в виду мир в целом.

К. ПОХМЕЛОВ: Всё равно цинично.

М. ХАЗИН: Если масштаб денег, который уходит на эту тему, достигает 70%, как в некоторых российских отраслях бюджетных, но самое страшное состоит в том, что когда наконец какие-то деньги доходят до реальных исполнителей, то они даже и не пытаются начинать что-то делать, прекрасно понимая, что на эти деньги сделать не получится.

К. ПОХМЕЛОВ: Т.е. они уже бОльшую часть отдали тому, кто им этот подряд…

М. ХАЗИН: Конечно.

К. ПОХМЕЛОВ: Была история с дорожным строительством, вернее рассказывалась эта схема в газетах, я читал, что каждый год специально даже делают так, чтобы дорогу не строить заново, а ее как-то подлатать, и заново потом через год получают тот же самый подряд, опять латают, и это происходит каждый год.

М. ХАЗИН: Таких историй можно рассказать много. Меня в этом смысле очень волнует история с созданием корпорации, которая будет заниматься строительством дорог. Очень она меня волнует. Потому что я подозреваю, что там уровень коррупции будет запредельный. Соответственно, с платными дорогами. Я очень боюсь, что платными будут делать те единственные приличные дороги, которые что-то связывают. Причем вся проблема состоит в том, что нужно правильно делать. Дело в том, что в нормальной ситуации, нашей в частности, нужно за бюджетный счет делать дорогу, а потом собирать деньги на ее обслуживание. Вот тогда и стоимость будет более-менее нормальной, и вся эта система будет работать. А вот если вы хотите вернуть инвестиционные деньги, которые потрачены на строительство дороги, то в этом случае стоимость проезда будет такая, что по дороге никто не будет ездить. Это известная штука. Компания НЕОКОН, в которой я работаю, она имеет некоторое отношение к тарифам, на определение тарифов платных дорог, но это не важно в данном случае. Я просто себе очень хорошо представляю, как устроена экономика этого процесса. На самом деле нужно понимать совершенно четко: сегодняшняя российская экономика во многом – это экономика взяток и откатов. И изменить эту систему можно, только радикальным образом меняя именно экономическую модель.

К. ПОХМЕЛОВ: Я, кстати, об этом и хотел спросить. Что делать-то? Методом кнута сажать в тюрьму, на кол, выкалывать глаза, отрубать руки? Что делать?

М. ХАЗИН: Существует то, что называется общественная справедливость. Если у вас 10 человек воруют, а вы одного посадите на кол, одному отрубите руку, а восьмерых не тронете, то это неправильно, это вызовет очень острый конфликт в обществе. А необходимо радикально менять модель. Сравните. Сколько говорили о страшной коррупции в Москве, гришинской. Но если сравнить с нынешней, это просто детский сад, младшая группа.

К. ПОХМЕЛОВ: Вы выступаете как оптимист. Хуже быть не может. Да нет, может.

М. ХАЗИН: Я совершенно четко понимаю, что менять надо… Во-первых, нужна политическая воля. Потому что пока я не очень понимаю, кто должен этим заниматься, кто должен бороться с коррупцией. Я очень хорошо помню времена, когда я работал в администрации президента, и мы регулярно натыкались на то, что, например, в процессе приватизации грубо нарушается и законодательство, и, соответственно, указания, приказы внутренние министерств и ведомств, в том числе президента. Каждый раз мы писали бумаги. Один раз нам даже удалось остановить приватизацию совсем наглую. Один-единственный раз за всю историю. Я могу сказать, что за всю историю нашей приватизации не было ни одной законной сделки по приватизации, просто ни одной. Причем даже по тем либеральным законам, которые приватизаторы сами для себя написали. Они под это подводили логику. Логика была такая: мы создаем класс собственников…

К. ПОХМЕЛОВ: Мы сейчас отдаем за бесплатно фактически.

М. ХАЗИН: Мы сейчас отдаем, но при этом, соответственно, отдавали-то они кому? И вот сегодня что мы видим? Люди, которые бесплатно получили эту самую собственность… Относительно бесплатно, потому что они при этом платили взятки. Откуда они брали деньги, не важно. Иногда в банк на депозит клали бюджетные деньги и этими бюджетными деньгами оплачивали. Мы все помним залоговый аукцион. Так вот эти люди, они, в принципе, не понимают и не знают, как устроен бизнес, который они получили. Они этого не знают. Значит, они выжить в условиях кризиса не могут. Пока всё хорошо, пока надуваются финансовые пузыри, пока финансовые потоки растут, просто потому что денег становится больше, у них все хорошо. Они тратят много денег на самопиар, на статьи о том, какие они выдающиеся менеджеры, сами себе выдают премии и так далее. Но как только наступает кризис, выясняется, что они работать-то не умеют. У них начинаются маржин-коллы, у них начинаются убытки. И единственный способ для них сохранить деньги – это дать снова взятку тем, кому они уже давали…

К. ПОХМЕЛОВ: Чтобы им дали денег из госбюджета.

М. ХАЗИН: Да, чтобы им дали денег из госбюджета. При этом давайте смотреть, кто у нас сегодня не вышел из приватизации, покажите мне пальцем. Кто из наших высших руководителей правительства… Я напоминаю, что г-н Шувалов, который первый вице-премьер, отвечающий за экономику, в начале был начальником юридического управления Госкомимущества, потом стал заместителем начальника Госкомимущества, а потом был начальником… Как это называлось? В общем, той структуры, через которую проходили продажи.

К. ПОХМЕЛОВ: Сидел на этом мешке.

М. ХАЗИН: РФФИ – Российский фонд федерального имущества. Я его очень хорошо помню. Потому что он приходил в администрацию оправдываться, почему Госкомимущество не выполняет указаний и распоряжений президента. Кудрин – человек из команды Чубайса, которого Чубайс привел в Москву, который тоже входит в эту команду. Если вы посмотрите… Набиуллина. Набиуллина была руководителем правительственной комиссии по связям с международными финансовыми организациями в 90-е годы. И так далее и тому подобное. Т.е. куда вы ни ткните, вся эта команда приватизации. И вот к ним приходят люди, которых они сделали миллиардерами и говорят: «Ты знаешь, у меня, конечно, еще три миллиарда в плюсе, но долгов уже на пять миллиардов. И если ты не дашь денег, то проблемы будут у тебя, потому что ты же свой-то капитал украденный, взятый в виде взяток, ко мне вложил». Вот ведь в чем проблема-то. Иными словами, мы за 15 лет не вырастили слой предпринимателей. А почему – тоже понятно. Потому что эти самые люди, которые получили на тот момент сотни миллионов, миллиардами они стали потом, когда раздувалась капитализация, эти люди резонно считают: «Что же получается? Я ничего не понимаю в бизнесе, у меня уже много денег, а тут лезет какой-то тип, у которого денег много, но который свой бизнес сделал с нуля. Он что, будет всем демонстрировать, что он более талантливый предприниматель? Задавлю-ка я его бизнес, чтобы он не выкобенивался». И всё. Причем, что характерно, сейчас такая ситуация во всем мире. Просто потому что когда раздуваются финансовые пузыри…

Вы поймите, что такое экономика финансовых пузырей. Это означает, что в некоторый момент свободные деньги – которые взялись откуда? от эмиссии, от печатного станка – ищут, куда бы им вложиться. В некий момент где-то надувается пузырь. Пишут: «Вот смотрите, гениальное изобретение, которое перевернет жизнь». И туда несутся сотни миллионов и миллиарды, раздувается целая отрасль промышленности. В некоторый момент обнаруживается, что это ни что не влияет. Соответственно, это также сдувается. Но когда у вас в какой-то кусок вложены сотни миллионов, туда приходят люди, там создаются структуры, еще что-то. И в результате образуется иерархическая структура, и те, кто был в этом пузыре в начале, автоматически находятся на вершине этой инфраструктуры.

К. ПОХМЕЛОВ: Это получается классическая пирамида.

М. ХАЗИН: Совершенно верно. И само нахождение на верху этой пирамиды им приносит дивиденды, сам факт. Уже, может быть, всё исчезло, может быть, уже особых денег нет, но поскольку в этой пирамиде десятки, а сотни тысяч людей, которые живут, работают как-то, то в результате у них, на верху, имеется ресурс – и финансовый, и аппаратный, организационный. И эти люди совершенно не заинтересованы в том, чтобы где-то прорастало что-то, куда могут деньги придти, что называется, на естественных основаниях, потому что там прибыль.

К. ПОХМЕЛОВ: Но все равно это до определенного момента, до тех пор, пока не станет совсем хреново.

М. ХАЗИН: А вот и стало.

К. ПОХМЕЛОВ: А дальше-то что делать?

М. ХАЗИН: А дальше нужно ждать, когда вот эти пузырчатые иерархии начнут рассыпаться. Мы говорили в прошлый раз об «АвтоВАЗе» и говорили, что этот менеджмент не может справиться с задачами, которые перед ним поставлены. Но сам по себе он не уйдет. Потому что он рассчитывает, например, получить еще от государства миллиард долларов. Ну что ж он будет уходить?.. Он хочет сначала получить, а потом уйти.

К. ПОХМЕЛОВ: Лучше уйти с миллиардом, чем без оного.

М. ХАЗИН: Конечно. И вот в этом месте должно себя проявлять общество. Я был на прошлой неделе на заседании совета по экономике и этике в патриархии. Даже они этой темой занялись. Но это как раз понятно. Потому что нынешний кризис – это прежде всего кризис ценностной базы современной экономики, они собственно о ценностной базе говорили. Но при этом, я думаю, они и про коррупцию свое слово скажут. Просто потому что кому еще говорить? Кто у нас сегодня выступает от имени общества? «Единая Россия»? Но она почему-то молчит, обратите внимание. Я пока не слышал, чтобы «Единая Россия» требовала уволить кого-то из министров, из губернаторов, из чиновников за коррупцию.

К. ПОХМЕЛОВ: Друг друга, что ли, будут увольнять?

М. ХАЗИН: В том-то и дело, что большинство из них сами члены «Единой России». Причем дело доходит до смешного. У нас, прошу прощения, председатель комитета Госдумы и видный член «Единой России» обвинен в Европе в разного рода преступлениях, на него выписан орден на арест. Объясните. Или подайте в суд на Евросоюз за клевету (но в суд никто не подает), или, соответственно, увольте этого человека. Но так нельзя.

К. ПОХМЕЛОВ: Это же бесконечное повторение истории, которая на более низком уровне случается, – про сбитых милиционерами людей, про актера Галкина, который устроил дебош, он и член Общественного совета при МВД, и тоже не понятно… Надо же тогда хотя бы из совета его как-нибудь вывести временно, раз он милиционера ударил так, что тот в больнице лежит уже неделю.

М. ХАЗИН: Таких историй много. Но при этом – я обращаю ваше внимание – есть совершенно замечательный принцип, который в спорте носит название «не забиваешь ты – забивают тебе», а в человеческом плане – «если ты сам себя не уважаешь, то кто тебя будет уважать?» Замечательная история с вице-президентом США г-ном Байденом, который поехал по Украине и Грузии. Очень интересно. Сначала Байден был на Украине, а теперь патриарх Кирилл. Не важно, для чего он туда поехал. Есть оптимистическая точка зрения, что Байден поехал объяснить Украине и Грузии, что, ребята…

К. ПОХМЕЛОВ: Сдайтесь.

М. ХАЗИН: Нет, не сдайтесь. Выкручивайтесь сами. Вот вы суверенная держава, давайте, работайте. А есть пессимистическая – что он туда поехал вдохновить Саакашвили и Ющенко на новые антироссийские подвиги. Но он там произнес довольно жесткую фразу по поводу России, что Россия в крайне тяжелом положении, что экономика швах, что оборонный потенциал разрушается, и в этой ситуации Россия неизбежно должна будет пойти на уступки; но вы, Украина и Грузия, видите себя прилично, потому что загнанную в угол крысу (я уж не помню, но смысл был такой) лучше не злить, сидите тихо, и рано или поздно они сами к нам придут; не к вам, конечно, а к нам.

К. ПОХМЕЛОВ: А мы им дадим указание, что с вами делать.

М. ХАЗИН: Да, мы им дадим указание, что с вами делать. Вот смысл его выступлений. Обратите внимание, с Китаем они себя так не ведут. Китай они могут сильно не любить, но так по-хамски о Китае они не говорят.

К. ПОХМЕЛОВ: Это объяснимо. Потому что у Китая все-таки едва ли ни первая экономика в мире сейчас.

М. ХАЗИН: Она просто первая… Хотя она очень сильно страдает от кризиса. Я твердо убежден, что в Китае экономический спад.

К. ПОХМЕЛОВ: Что бы они ни говорили.

М. ХАЗИН: Что бы они ни говорили. Ну, они скажут. То, как китайцы формируют свою статистику, это песня. Нужно учесть еще одно обстоятельство, что нынешний рост китайской статистики – это легализация ранее сделанного роста, который они скрывали частично. Не важно. Китай в этом смысле – это особенная статья.

К. ПОХМЕЛОВ: Они-то живут по своим законам и как бы делают вид, что живут по общемировым, со всеми этими индексами, ростами и так далее.

М. ХАЗИН: Все во многом живут по своим законам. Обсуждать китайскую экономику нужно отдельно. А что касается Байдена – возвращаясь к нему, – он во многом прав, он, действительно, прав, у нас плохо дело с экономикой, у нас очень плохо с оборонкой. Напомню, он это сказал буквально через несколько дней, после того как в очередной раз не полетела «Булава». И вот тут возникает любопытный вопрос. Есть менеджмент «АвтоВАЗа», который не может продать «АвтоВАЗ», а есть менеджмент «Булавы», у которого не летает «Булава». Может быть, им просто и не нужно, чтобы она летела? Потому что если «Булава» полетит, то больше на нее не будут выделять деньги.

К. ПОХМЕЛОВ: Да, это как с дорогами. Если дорога есть и она хорошая, то зачем тогда ее чинить?

М. ХАЗИН: Возникает целая куча вопросов, в частности, кто у нас внутри страны заинтересован в том, чтобы «Булава» полетела. Выясняется, что мало кто.

К. ПОХМЕЛОВ: Но между тем есть же и другие примеры. О какой-то новой технике рассказывается, о каких-то потрясающих вертолетах, о танках.

М. ХАЗИН: Это старые все разработки, еще советские. Но даже если они делаются, то они не идут в серию по той же самой причине. Я уже про нее говорил. Есть иерархия, есть уважаемые люди, которые сидят наверху, которые с другими уважаемыми людьми регулярно ездят в Куршевель или еще куда-то и там договариваются. И вдруг неожиданно появляется какой-то Вася, который говорит: «Смотрите, а меня лучший в мире танк». Они говорят: «Парень, ты что, сдурел? Мы уже освоили два миллиарда долларов на строительство танка. А ты за 200 тысяч сделал лучший в мире танк?» Получается, что нас спросят, куда мы дели…» Давай-ка лучше ты исчезни вместе со своим танком.

К. ПОХМЕЛОВ: Сделай-ка ты танк за миллиард.

М. ХАЗИН: Нет, ты исчезни со своим танком.

К. ПОХМЕЛОВ: Мы тебе дадим еще 200 тысяч, только ты отдыхай.

М. ХАЗИН: Отдыхай, да. Вот это страшно. И в этом смысле Байден совершил серьезную ошибку. По двум причинам. Первая состояла в том, что он пошел поперек некоторой линии своего президента. Сразу же после этого выступила Хиллари Клинтон, пафос которой был не в том, что Байден сказал неправильно, а пафос которой состоял в том, что «на эти темы должна говорить я».

К. ПОХМЕЛОВ: А вам не кажется, что это просто разделение обязанностей?

М. ХАЗИН: Злой следователь и добрый следователь.

К. ПОХМЕЛОВ: Или так. Или есть, например, в спортивных газетах разделение: один пишет про «Спартак», а другой – про ЦСКА, и не смешивают, как правило. Просто разделение труда. Т.е. Байден, соответственно, может, будет говорить то, что хотят в Грузии услышать…

М. ХАЗИН: Понятно. Как болельщик «Динамо» может хвалить «Спартак»? Это же невозможно.

К. ПОХМЕЛОВ: Поэтому он и пишет про «Динамо». И здесь это может быть специальный человек высокого уровня, дипломатического ранга, который должен был поехать в Грузию и на Украину, не президент, но второе лицо в государстве, и который должен был сказать вот эти вещи, чтобы весь мир не подумал, что Россия нагнула Америку и теперь Украина с Грузией будут в загоне.

М. ХАЗИН: В чем-то ведь он же прав. Поэтому нагнула, не нагнула. Кроме того, что значит «нагнула»? Мы же проигрываем всё. Мы проиграли рынок газа в Европе, мы проиграли Белоруссию, мы проиграли Украину. Мы проиграли всё. И в этом смысле как наши волейболисты. Они, соответственно, проиграли не только весь матч бразильцам, они проиграли каждую конкретную партию и, более того, каждый конкретный эпизод внутри партии. Куда ни ткни, они всюду проиграли. А те три или четыре случая, когда сработал блок, все говорили: «О-о, смотрите, блок сработал». Надо совершенно четко это понимать, что нам нужно радикально менять экономическую модель. Радикально. Я просто не могу не рассказать. Ко мне очень часто предъявляют претензии и говорят: «А вот вы всё критикуете, а концепцию свою экономическую не рассказываете».

К. ПОХМЕЛОВ: У вас понятно – прорвет эту плотину, и слава богу, мы построим новую. А мы на ней стоим, на этой плотине.

М. ХАЗИН: По этой причине я могу сказать, что компания НЕОКОН начала курс лекций по тому, как устроена современная экономика. И при этом мы планировали, что мы будем делать длинный курс лекций, а решили короткий. В эту субботу-воскресенье мы делаем интенсивный курс, два дня по 8 часов, где будем рассказывать про экономику, экономическую теорию.

К. ПОХМЕЛОВ: Какая есть или какая будет?

М. ХАЗИН: Какая есть. И, соответственно, что может быть. Но главное – какая есть. Невозможно строить здание, не имея фундамента. Если кому интересно, тот может позвонить, написать в НЕОКОН, придти и послушать. Потому что если рассказывать теорию 16 часов подряд, то я не могу за 20 минут даже в очень сжатой форме это рассказать.

К. ПОХМЕЛОВ: В Америке же в 30-страничной или в 100-страничной брошюре «Войну и мир» как-то уместили.

М. ХАЗИН: Вот в этом их проблема принципиальная. Они очень склонные сложные проблемы очень сильно упрощать. Тот, кто прочитал «Войну и мир» на 30 страницах в изложении или «Лолиту» в двух страницах (ее даже в одну фразу можно, если постараться, уложить), то, соответственно, он после этого начинает всё упрощать. А проблемы современные упрощения не требуют. Невозможно побороть коррупцию силой. Коррупцию можно побороть только обществом. Надо общество заставить…

К. ПОХМЕЛОВ: Надо сделать так, чтобы невыгодно было давать взятки, невыгодно брать, и было бы лучше без этого.

М. ХАЗИН: Не выгодно не в смысле посадят, хотя это тоже сыграет роль…

К. ПОХМЕЛОВ: Я не это имею в виду.

М. ХАЗИН: А невыгодно – в смысле будут пальцем показывать и говорить «вор». И тебе будут говорить «вор», и детям будут говорить «вор» в школе. Вот это куда более страшно.

К. ПОХМЕЛОВ: Это дело лет на 30, пока мы всех воспитаем говорить «вор».

М. ХАЗИН: Так надо начинать.

К. ПОХМЕЛОВ: А у нас, наоборот, на крутой машине приехал – мало ли, что вор, зато мы ему завидуем.

М. ХАЗИН: Кстати, я подозреваю, что именно на этом развалилась экономика СССР, когда в 70-е годы (просто можно даже примерную грань указать – середина 70-х), когда людей перестали спрашивать: «Откуда у тебя это?»

К. ПОХМЕЛОВ: Это стало в порядке вещей.

М. ХАЗИН: Причем все перестали спрашивать – что общество, что государство. И вот это было самой страшной вещью. Соответственно, сегодня теоретически нужно возвращаться обратно. Человек всю жизнь работал чиновником. Откуда у него машины, яхты и всё остальное? Откуда это? Почему у чиновника жена-предприниматель получает сотни миллионы не понятно за что. И так далее. На самом деле есть целая куча таких вопросов, на которые нужно научиться давать ответы обществу.

К. ПОХМЕЛОВ: Задавать их надо научиться сперва.

М. ХАЗИН: Да. И пока общество это не сделает, я думаю, что всякая борьба с коррупцией будет бессмысленна, потому что коррупционеры просто образуют единую, монолитную стену…

К. ПОХМЕЛОВ: Единую Россию.

М. ХАЗИН: Да. Единую стену у стен Кремля. И никого через нее не пропустят.

К. ПОХМЕЛОВ: Пока, к сожалению, задают вопросы себе: «А как же он этого добился?» Получают ответы и делают так, как те.

М. ХАЗИН: Я обратил внимание – удивительная совершенно штука, – что количество желающих сейчас пойти в депутаты, даже какого-нибудь сельского района, резко выросло. А по вполне понятной причине. Это гарантия некоторого стабильного положения в условиях кризиса. Выглядит это идиотизмом с точки зрения (неразборчиво), но зато должность.

К. ПОХМЕЛОВ: Понятно. Бреши в плотине уже появились, а просвета в конце тоннеля не видать. Я думаю, что тему эту мы не оставим, будем говорить. А может, и не о ней, может, и о других темах с нашим гостем Михаилом Хазиным, президентом замечательной компании НЕОКОН, экономистом и просто интересным человеком. Спасибо вам за беседу.

М. ХАЗИН: До свидания.



:allllkg:

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
 Заголовок сообщения: Re: Экономика (Михаил Хазин)
СообщениеДобавлено: 09 авг 2009, 23:28 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20357
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
 Заголовок сообщения: Re: Экономика (Михаил Хазин)
СообщениеДобавлено: 27 авг 2009, 14:30 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20357
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
 Заголовок сообщения: Re: Экономика (Михаил Хазин)
СообщениеДобавлено: 13 сен 2009, 20:46 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20357
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва
http://www.russia.ru/video/hazinkapitalizm/

:allllkg:

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
 Заголовок сообщения: Re: Экономика (Михаил Хазин)
СообщениеДобавлено: 01 окт 2009, 02:39 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20357
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва
[quote]А.РОДИОНОВ: Напомним, нашим радиослушателям, что можно пользоваться SMS и можно присылать вопросы: +7 985 970-45-45. Вопросов вам всегда бывает очень много, и сегодняшний день не стал исключением. Почему я говорю «не стал»? Потому что уже по интернету там за полсотни перевалило. Но вы знаете, многие из этих вопросов сегодня для вас, я не думаю, что слишком радостные. Но, впрочем, об этом мы чуть позже поговорим.

М.ХАЗИН: Радостные в каком смысле?

А.РОДИОНОВ: А в том смысле, что вас к ответу призывают. Говорили вы о том, что будет доллар по 45 рублей, а вот уже и осень, а ничего такого не происходит.

М.ХАЗИН: Нет, я говорил о целесообразности, давайте будем аккуратными.

А.РОДИОНОВ: Целесообразности. Ну, давайте отложим это пока, я просто потом процитирую эти самые вопросы, которые пришли. Вот сегодня достаточно много экономических новостей. В частности, господин Кудрин заявил о том, что Россия вышла из рецессии. И опять же это идет вразрез с вашими прогнозами и с вашей точкой зрения о том, что выход будет долгим, и, в общем, все на самом деле...

М.ХАЗИН: Ну, блажен кто верует. А собственно, а почему мы вышли?

А.РОДИОНОВ: Но Кудрин, кстати говоря, не отличался оптимизмом в прежние времена. То есть эти слова произносит один из главных, даже, наверное, главный пессимист в стане правительства.

М.ХАЗИН: Ну, вы понимаете, Он стал пессимистом-то не так давно, а до этого он был большим оптимизмом. Но дело не в этом. Дело в том, что основания-то для выхода, – собственно, почему он считает, что мы вышли из кризиса? Что такое произошло, что он считает, что мы вышли из кризиса?

А.РОДИОНОВ: Некоторые экономические показатели об этом свидетельствуют.

М.ХАЗИН: Что значит «некоторые»? Какой-то показатель свидетельствует, а он при этом не забывает сказать, сколько денег он влил из резервных фондов в экономику? Причем, эти деньги, на самом деле, не совсем корректно считать, учитывать в росте экономики, потому что они уже учтены один раз – это же деньги из резервного фонда, они уже выведены, как бы, из доходов экономических. Поэтому я бы не стал так оптимистически на все это смотреть. По физическим показателям мы падаем. Даже по ВВП, в общем, август к июлю, в общем, тоже не самый хороший. И самое главное, я не вижу причин – с чего вдруг?

Вы понимаете, у любого кризиса существуют некие действующие механизмы – они ж не с неба берутся. Поэтому когда я слышу, что кто-то говорит, что вот, мы вышли из кризиса, я спрашиваю: «А почему мы в него вошли?» И какая, собственно, причина вызвала вот такие неприятные вещи? И если эта причина прекратила свое действие, ну, давайте разбираться. А если она не прекратила, а тогда почему мы выходим из кризиса? И вот ответов на эти вопросы нету, господин Кудрин не говорит, почему мы вошли в кризис. И точно так же он не объясняет, почему эти причины прекратили действовать. В общем, это, мне кажется, скорее такая классическая совершенно мантра, которую очень любят произносить власти во всех странах мира во все времена. Ну, в некотором смысле это очень напоминает такие, сакральные действия доисторических людей. Знаете, они перед охотой на стенах пещеры рисовали изображения животных, кидали в них, там, копья, дротики. Если попал, значит, охота будет удачной. Если ты убедительно объяснил, что кризис закончился – он закончится. А если не убедительно, ну, вот, значит... Посмотрим. Еще раз повторяю: не вижу оснований.

А.РОДИОНОВ: Ну, вы, вот, просто говорите о том, что все на данный момент плохо, и на самом деле, это, наверное, действительно, так. Но, ведь, могло быть еще хуже – вот о чем речь идет.

М.ХАЗИН: Не-не-нет, речь идет совершенно не о том. На самом деле, если смотреть на ситуацию строго, то темпы спада замедлились – это правда. Это правда. Но и только. Если говорить о выходе из кризиса как достижении предкризисных параметров экономических, это вообще непонятно когда. Но мы даже не вышли на текущий рост – вот что самое неприятное. То есть в этом смысле говорить о том, что мы вышли из кризиса, мягко говоря, преждевременно.

Но с другой стороны, у самого Кудрина имеются причины, по которым ему очень бы хотелось, чтобы кризис закончился. Дело в том, что сегодня вся социальная инфраструктура поддерживается за счет денег из резервного фонда. Но формально она висит на региональных бюджетах, но у региональных бюджетов денег нет, и поэтому из резервных фондов платится в региональные бюджеты, и они, значит, эту инфраструктуру поддерживают. Проблема состоит в том, что деньги через некоторое время кончатся. И, вот, что делать дальше, совершенно непонятно. Причем, они окончатся не через 5 лет, а, в общем, во вполне обозримом будущем. Оптимисты говорят, что через год, пессимисты говорят, что через 6-7 месяцев. Ну, в общем, вполне себе обозримо. И отвечать за это будет Кудрин. То есть он, конечно, может быть, и выкрутится, знаете, как в известном анекдоте про Штирлица? Что «Бесполезно, мой фюрер, отоврется в следующей серии». Судя по тому, как, как бы, какие последствия ожидали Кудрина за все те ошибки, которые он совершил за последние 10 лет, он отоврется и в этот раз. Но сама по себе ситуация, при которой нужно оправдываться, она ему, конечно же, не очень нравится.

А.РОДИОНОВ: В кризисные времена, ведь, важен текущий момент, да? То есть если человек лежит при смерти, то нет смысла ему объяснять, что курить плохо. То есть задача вывести его из этого состояния, а уже потом все остальное. То есть для этого резервные фонды и накапливались, чтобы сейчас в такие времена их использовать.

М.ХАЗИН: Понимаете, в чем дело? Есть экономическая политика активная, то есть мы делаем что-то, чтобы нам было лучше. А есть экономическая политика пассивная, что что-то там само собой развивается, а мы по мере возможности уменьшаем самые негативные последствия. То есть сначала Кудрин допустил раздувание финансовых пузырей, а потом путем создания вот этих самых стабилизационных резервных фондов эту избыточную ликвидность оттягивал. До конца он ее не оттянул, что-то там сделал. Сегодня ситуация такая же. Вместо того чтобы пытаться придумать политику, которая бы позволила нам развиваться, он занимается тем, что пытается за счет резервных фондов купировать негативные последствия кризиса. Да, действительно, за счет резервных фондов он темпы падения снизил. Но и только. То есть на самом деле я считаю, что в корне ошибочен сам подход. Но объяснить это Кудрину не получается.

А.РОДИОНОВ: Андрей у вас спрашивает: «Михаил, какая доля тех негативных явлений, которые привели к мировому кризису, уже устранена?» Ну вот здесь Андрей не поясняет, имеет ли он в виду Россию или вообще мировой масштаб. Но поскольку мы сейчас о нашей стране говорим, давайте сначала в масштабах России.

М.ХАЗИН: А чего, собственно, о нашей стране? У нас, как бы, главная негативная вещь, у нас есть 2 проблемы. Первая – у нас двухсекторная модель экономики: есть сектор экспортный и есть сектор внутренний, ориентированный на внутренний спрос. И вот это разделение экономики на 2 части – оно, собственно, и есть главный негатив, именно из-за него у нас высокая инфляция. Ну, частично. Частично – из-за неправильной кредитно-денежной политики. Именно из-за нее у нас проблема с недоинвестированием и со всем остальным. Но, соответственно, поскольку этими проблемами никто не занимается, то они усугубляются. Да, конечно, можно там локально что-то ослабить. Но вы поймите. Скажем, у человека рак он приходит к доктору и говорит «Доктор, вот у меня тут вот чего-то там болит». А доктор ему говорит: «Ну чего? У вас же что там? Чего-то там болит? Ну, давайте болеутоляющих примем. Завтра сильнее болит – в 2 раза больше болеутоляющих, еще сильнее болит – еще больше, морфий уколем. Ну, и так далее. То есть мы не лечим свою экономику, мы, как бы, пытаемся даже не выкручиваться, а, вот, как бы это сказать? Грубо говоря, давайте сделаем так, чтобы о проблемах можно было сегодня не думать, вот так.

А.РОДИОНОВ: Здесь еще одно сравнение.

М.ХАЗИН: Что касается мировой экономики, то основной механизм спада состоит в том, что на протяжении 30 лет мировой спрос, который, прежде всего, сосредоточен в США, активно накачивался за счет кредитов, и тот механизм, которым он накачивался – постоянное снижение стоимости кредита – он закончился. Теперь вот эта вот накачанная часть будет падать. До тех пор, пока она не упадет, рассчитывать на то, что кризис закончится, невозможно. Ну, разумеется, спад никогда не бывает монотонный, он всегда спад, потом некоторый откат, потом спад, потом опять откат – это все очень хорошо видно на примере, наиболее близком текущему кризису, на кризисе, предшествующем великой депрессии, кризисе 1930-1932 годов в США, потому что там тогда тоже в конце 20-х очень активно накачивался спрос за счет кредитов. Не в таком масштабе, конечно, как сейчас.

Но если вы посмотрите на сегодняшнюю картинку в сравнении с той, то вы увидите, что она ужасно похожа. Причем, на самом деле, в общем, и падаем мы меньше, чем тогда, и откаты не такие. То есть на самом деле, в общем, у нас еще все впереди.

А.РОДИОНОВ: Вот коли уж мы здесь с вами в таких образах сегодня упражняемся по поводу больного раком человека, находящегося при смерти, здесь вопрос, который на сайт пришел от предпринимателя. Он спрашивает: «Можно ли сравнить происходящее в настоящее время улучшение экономических показателей с похмельным облегчением больного алкоголизмом?»

М.ХАЗИН: Ну, вы знаете, в некотором смысле. Фактически же речь идет – вот я уже об этом говорил – это у человека там какая-то тяжелая болезнь, а его пичкают болеутоляющим.

А.РОДИОНОВ: Нет, ну, первый раз, кстати, это, может быть, и вполне справедливо. То есть он пришел и говорит «Вот у меня болит» - ну, давайте сначала, как бы, избавим от боли, для начала.

М.ХАЗИН: Это верно. Но давайте заниматься расследованиями, что болит и почему.

А.РОДИОНОВ: Потом, потом!

М.ХАЗИН: Ну, хорошо, потому что дали болеутоляющее. Но дальше надо заниматься. Понимаете, я совершенно не претендую на то, что мы лучше всех разбираемся в устройстве российской экономики. Но у нас есть опыт, мы, как бы, бывшие чиновники, мы занимались экономикой. У нас есть некое видение ситуации. Теоретически с нами можно спорить, но с нами никто не спорит и с другими людьми. Например, есть свое видение у Глазьева. Оно другое, оно не такое как у нас, но оно тоже есть. С нами никто не спорит. То есть вообще правительство не обсуждает, что с экономикой происходит – оно произносит ритуальные фразы «Кризис пришел к нам с Запада», «У нас циклический кризис». Но вот те механизмы, о которых мы говорим, их правительство не обсуждает и ничего по их нейтрализации не делает.

Абсолютно аналогичная ситуация на Западе. Вот уже с момента начала острой стадии кризиса было три «G20», и ни на одном из них причины кризиса не обсуждались. Я уже не говорю, там были «G8», были встречи министров финансов много раз, были встречи председателей Центробанков – нигде ни разу причины кризиса не обсуждались. Это настолько удивительно, что поневоле наводит на размышления: «А почему?» У меня ответ есть. Там, нравится – не нравится, это уж как угодно.

А.РОДИОНОВ: Так. Очень интересно?

М.ХАЗИН: Нет, ответ очень простой. Дело в том, что для того, чтобы стимулировать спрос за счет кредита, нужно этот самый кредит постоянно накачивать деньгами эмиссионными. США занимались кредитной эмиссией. За 30 лет, ну, почти 30 сложилась экономика, в которой основная прибыль получалась эмиссией. То есть фактически образовалась группа банков, а фактически группа лиц, которые своими решениями определяли, кто будет получать прибыль, кто не будет. Это большая власть. Ну, для примера можно сказать следующее. Что, вот, в моей работе, там, еще 2001 года был график, в который написана доля финансового сектора в прибыли корпорации. Там, в 1947 году 10%, а сегодня – 50%. То есть финансовые корпорации, посредники по экономической сути, отбирают 50% прибыли – вот за счет этого механизма, за счет постоянной эмиссии. И эти люди – им, как бы, совершенно наплевать, что там с деньгами. Но они получили власть и делиться этой властью не хотят – вот в чем вся проблема. Ну, если вы не верите, что там такие люди, ну, давайте вспомним у нас 1993-й год.

Почему из танков обстреливали парламент? Потому что вопрос шел о власти. Кто будет рулить – эти или те? Вот сегодня те люди, которые сумели взять вот этот самый аппарат власти, у руля общества встали за 30 лет, они не хотят этот руль отдавать – это абсолютно естественное и понятное желание. Но, в частности, они блокируют обсуждение вопроса о том, как же так получилось, что их управление обществом привело к кризису? Причем, они это говорят открыто. Когда Обама сюда приезжал, он давал интервью какой-то газете, в котором четко и внятно объяснил «Не надо искать виновных в кризисе». Понятно, что если мы знаем механизмы и причины кризиса, то мы автоматически знаем и виновных, поэтому фразу Обамы нужно понимать так: «Не нужно обсуждать причины кризиса» - ну, куда уж откровенней?

Так что в этом смысле как раз все понятно. Еще раз повторяю: все абсолютно четко, внятно и естественно. Такая же ситуация у нас. Но все понимают в стране, что денежные власти у нас ведут не совсем правильную политику. Все, кому не лень, их критикуют, даже те люди, которых к оппозиции, ну, никак нельзя причислить.

А.РОДИОНОВ: Выход какой?

М.ХАЗИН: Но при этом эти люди, которые у нас определяют кредитно-денежную политику, являются денежными властями, категорически отказываются, в принципе, обсуждать свою политику. Вот они говорят «Мы делаем вот так» - почему делаем, как делаем, зачем делаем? Мы регулярно на эту тему пишем. Вот я в своем блоге регулярно размещаю фрагменты нашего обзора еженедельного неоконовского, в котором мы, как бы, подробно описываем, ну, например, последние заявления Улюкаева. Сравниваем их с его же заявлениями полугодовой давности. Они четко совершенно показывают, что он не понимает, что происходит, и не хочет. То есть, конечно же, может быть, он все понимает и придуривается. Но от этого не легче.

А.РОДИОНОВ: «Как вы можете объяснить рост фондовых индексов?» - спрашивает вас Сергей.

М.ХАЗИН: Где? У нас или в мире?

А.РОДИОНОВ: Ну вот, не уточняет. Давайте и там и там.

М.ХАЗИН: У нас настолько малые объемы, что это просто некая манипуляция. Я даже не буду влезать в детали. У нас нет сегодня фондового рынка как рыночного инструмента, поэтому обсуждать, что там происходит, не интересно. И кроме того, это ни на что не влияет. Если говорить о мировой экономике, то это понятно. США печатают деньги, они уже напечатали там около 2 триллионов – по этому поводу имеют место грандиозные скандалы. Например, конгресс США, видимо, решив, что он имеет право что-то там решать – я, конечно, иронизирую в данном случае, но, судя по всему, эта ирония имеет право на существование, он потребовал провести ревизию Федеральной Резервной Системы США, аудит. Бернанке и все остальные его последователи и, как бы, подчиненные тут же подняли страшный шум, говоря, что этого нельзя. Конгресс потребовал предоставить некоторые документы, срок, по-моему, 1-е октября. Пока данные свидетельствуют о том, что ФРС США никакие данные никому предоставлять не собирается.

А.РОДИОНОВ: То есть опять же, по вашему мнению, это вот то же самое, так сказать, вливание обезболивающего, да? И не устранение причин?

М.ХАЗИН: Ну, да, конечно.

А.РОДИОНОВ: И в мировом масштабе тоже?

М.ХАЗИН: И в мировом масштабе тоже. А собственно, это ничем не отличается. Вот у нас есть как бы Европа, США, Россия и Китай. Вот Россия и Китай вливают резервы, которые они накопили. Вот рост Китая – я не знаю, на сколько он, потому что статистика Китая – это вообще такое дело, темное. Есть целая куча косвенных данных, что реально у них в экономике очень серьезный кризис. Ну, там, экспортно-импортные операции упали на 20-30%, падение потребления электроэнергии и так далее.

А.РОДИОНОВ: Вот, кстати говоря, об устранении причин сегодня прозвучало еще одно заявление – о том, что государство, начиная чуть ли не с сегодняшнего дня, будет стремительно сокращать свое присутствие в экономике, да? Ну вот, как бы, вливали деньги, спасали банки. И теперь, поскольку рецессия закончилась, то тут же следует заявление о том, что государство будет уходить из экономического сектора. Понятно, что это заявления, а не действия. Но, тем не менее.

М.ХАЗИН: Пока смотрим. США где-то недели 3 тому назад начали резко сокращать объемы поддержки банковской системы – тоже посмотрим, что из этого получится. Потому что, вообще говоря, может получиться серьезный обвал, сравнимый с тем, который был осенью прошлого года. Понимаете, нужно всегда смотреть на результаты. Вот либо они не прекратят и тогда мы скажем «Вот, смотрите: обещали и не сделали», либо прекратят и тогда будет виден результат. Я еще раз повторяю, я совершенно не настаиваю на том, что наша позиция единственно верная. Но мы анализ даем, а правительство не дает, из чего сразу же следует подозрение, естественно, что что-то у них там не так.

А.РОДИОНОВ: Но ведь важно, чтобы еще и ваш анализ был точный, понимаете в чем дело?

М.ХАЗИН: Он есть, вот, пожалуйста – можете читать и критиковать.

А.РОДИОНОВ: Вот, вас как раз и критикуют. Вот я сейчас несколько фраз, которые прислали как раз к нам на сайт радиослушатели в виде вопросов приведу. «Добрый вечер, уважаемый Михаил. Вопреки вашему прогнозу о росте доллара осенью, этого не происходит, доллар падает и к евро, и к рублю. Это падение будет продолжаться или пойдет обратный процесс?» Дальше: «Считаете ли вы экономику наукой. Если да, то почему вы так ошиблись с прогнозом доллар-рубль 40-45 в среднем по году и 50-55 в конце», «Михаил, скажите, были ли допущены вами ошибочные выводы, прогнозы, сделанные в 2008-м году на 2009-й год в отношении экономики. Если да, то можете их обозначить?»

М.ХАЗИН: Ну, вообще говоря, о том, что мы в нашем прогнозе конца 2008-го года на 2009-й год с курсом доллара ошиблись, я просто об этом уже говорил, где-то примерно месяца 1,5 или 2 тому назад, это уже стало понятно. Но нужно понимать, что любой прогноз – он всегда носит вариативный характер. Мы его тогда когда давали, собственно, в тексте нашего прогноза там все написано чуть-чуть более аккуратно – там всякие вилки даются, еще чего-то – а тот прогноз, который был озвучен, там были сказаны просто очень узкие цифры, для простоты. Кстати, все остальные показали, в общем, очень похожи. Мы сказали, что падение производства будет 25% или 20%, сейчас – 18%, вот, по итогам лета. Но нужно при этом четко совершенно понимать, что кроме таких вещей объективных, что есть некоторое развитие, есть еще некоторые пожелания. Вот я до сих пор считаю, что если бы мы совершили осенью прошлого года более сильную девальвацию или если бы мы совершили девальвацию, ну, грубо говоря, в сентябре, то экономические показатели нашей страны были бы существенно лучше – к этому есть целая куча объяснений. Собственно, я их много раз приводил.

У правительства теоретически имеется ресурс поддерживать высокий курс рубля. Оно этот ресурс использует. Хорошо это или плохо? Мы считаем, что с точки зрения экономики это плохо, предъявляем аргументы. Правительство аргументов не предъявляет, а просто объясняет, что оно сделает все для того, чтобы девальвации не было. Чем оно при этом руководствуется, я не знаю. Оно при этом говорит, что оно это делает для того, чтобы защитить сбережения граждан, но я склонен считать, что причины тут другие. Можно придумать очень много разных причин. Ну, например. У нас был очень большой корпоративный долг, и все говорили, что совершенно непонятно, что с ним делать. Судя по тому, что проблемы сейчас нет, этот долг реструктурирован. Я не исключаю, что в процессе реструктуризации были поставлены условия. Ну, например, что если курс рубля по отношению к доллару резко пойдет вниз, то, соответственно, условия реструктуризации резко ужесточаются, например.

А.РОДИОНОВ: Но пока курс рубля, наоборот, идет вверх и сегодня Центробанк, по-моему, какую-то гигантскую сумму долларов купил, очень много.

М.ХАЗИН: Может быть, может быть. Значит, еще раз говорю. Что поскольку у нас фактически более или менее... Как бы, еще раз говорю: механизм определения курса рубля к доллару устроен сегодня так, что при том объеме экспортной выручки, которая имеется, у нас долларов очень много попадает на валютный рынок, в результате чего курс рубля начинает расти: долларов много, а рублей не хватает. А Центробанк при этом, надо учесть, он же принял меры – Центробанк резко сократил денежную массу за последний месяц, резко. Чем, соответственно, ухудшил состояние российской промышленности, российской экономики, потому что кредит стал менее доступным, но зато, вот, рубль вырос. Зачем это нужно Центробанку, я не знаю, но он это сделал.

Кроме того, очень высокие цены на нефть, что, вообще говоря, тоже было не очевидно. Сегодня они, кстати, падают - с 74 до 66 упали. И я не исключаю, что началось изменение, собственно. Уже давно предполагалось, что должна начаться коррекция на американских рынках. На фондовом рынке. Ну, он не то, чтобы начал падать, но перестал расти. На рынке металлов – золото начало корректироваться с 1020 оно упало до 990. И если эта коррекция реально началась, то и доллар пойдет вверх. Он, кстати, пошел. Минимум был 1,48, а сейчас, по-моему, 1,46 – ну, это совсем чуть-чуть. Так вот, если эта коррекция пойдет, то и доллар пойдет вверх. Но эта коррекция с тем же успехом могла начаться не в конце сентября, а в начале августа. И вот эти вот вещи вычислить практически невозможно, поэтому я четко совершенно признаю, что мы когда делали прогноз курса валют, мы исходили из некоторого сценария, с нашей точки зрения оптимального для России. Но вообще, на фоне спада государства обычно поддерживают свою экономику девальвацией валюты. Вообще говоря, не принято в экономическом управлении ослаблять и без того падающую экономику за счет усиления своей валюты – это же уменьшает конкурентоспособность внутренней экономики по отношению к внешней. Но у нас там происходила целая куча вещей, которые усиливали конкурентоспособность. Например, падает платежеспособный спрос населения, а, значит, импортные товары относительно зарплат дорожают. Кроме того... ну, там есть еще целая куча более тонких вещей.

А.РОДИОНОВ: Хорошо. Давайте, новый прогноз – сколько будет стоить доллар в конце года?

М.ХАЗИН: Вот сейчас в конце года?

А.РОДИОНОВ: Да, 2009-го.

М.ХАЗИН: Не знаю, не знаю. Потому что я совершенно четко понимаю, что в течение года девальвация будет. Но будет ли она до Нового года, то есть до того, как еще есть деньги в резервном фонде, или только после того, как они кончатся, я пока не знаю.

А.РОДИОНОВ: Михаил Хазин был в прямом эфире «Эха Москвы», президент консалтинговой компании НЕОКОН. Михаил, большое вам спасибо.

М.ХАЗИН: До свидания.

А.РОДИОНОВ: До свидания.[/quote]


_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
 Заголовок сообщения: Re: Экономика (Михаил Хазин)
СообщениеДобавлено: 25 сен 2012, 13:28 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20357
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва


_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
 Заголовок сообщения: Re: Экономика (Михаил Хазин)
СообщениеДобавлено: 03 мар 2018, 20:34 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20357
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва
https://khazin.ru/articles/11-analitika-i-prognozy/57431-perelomnyy-moment
Цитата:
Я уже много раз рассказывал о том, что в мире начинает меняться доминирующая политическая идеология. Если на Западе с конца 70-х, а на Востоке (в бывшем социалистическом блоке) с конца 80-х доминировала право-либеральная идеология, то сегодня она начинает радикально сдвигаться.

Лучше всего это видно на Соединённых Штатах Америки, где она смещается сразу в два направления – от право-либерального к лево-либеральному (Сандерс) и от право-либерального к право-консервативному (Трамп). Поскольку экономический кризис в мире не заканчивается, то и движение это будет продолжаться. Куда? К противоположному от право-либерального, то есть лево-консервативному направлению.

Это направление олицетворяется у простых людей с единственным государством, в котором лево-консервативная идеология была успешно реализована – с Советским Союзом. Поэтому в то время как мировая элита преимущественно пытается сохранить право-либеральные модели, сегодняшний образ России ассоциируется у людей в других странах именно с образом СССР. В некотором смысле это его фантомный образ.

Соответственно, имидж России, отношение к ней, в последнее время улучшаются год от года. И даже вакханалия, которую правые либералы устроили по поводу Крыма, не сработала. Поскольку все понимают, что возврат Крыма по итогам референдума — это СПРАВЕДЛИВО, а справедливость, это одна из основ лево-консервативного подхода.

Это ощущение, позитивного сдвига в отношении к России, возникает у любого человека, который не ангажирован, который приезжает в западные страны; это просто чувствуется, особенно теми, кто много путешествует.

Это хорошо заметно даже в Польше. В то время как Польша – это страна, у которой в отношениях с Россией было много болезненных моментов, главным из которых, конечно, является XVIII век – раздел Польши. И, тем не менее.

В результате получилось довольно специфическое явление. В связи с тем, что в России политику осуществляет право-либеральная элита, эта политика не поддерживает повышение интереса и позитива к России. Более того, она с этими тенденциями борется. Надо учесть, что поскольку западным право-либеральным элитам страшно не нравится отступление от право-либеральных принципов собственного общества, то они пытаются очень жёстко давить эту симпатию. Именно отсюда растут санкции и другие антироссийские действия.

Почему при этом мишенью санкций стал Путин?

Дело в том, что лично Путин, как человек, является не право-либеральным, а право-консервативным политиком. По этой причине все либералы на Западе очень боялись, что он может начать давить либеральную линию с консервативных позиций. Но у Путина, который пришёл во власть в начале 2000-х, как арбитр, вначале был и взгляд арбитра: он считал, что не имеет право самостоятельно влиять на позиции элитных группировок, а самой сильной у нас была как раз право-либеральная.

Но в результате, по мере развития ситуации в России и в мире, у Путина возник серьезный внутренний конфликт.

С одной стороны, он не до конца соответствовал все более явно проявляющемуся тренду, который требовал от него соответствовать фантомному образу советского лидера. При этом, надо понимать, что лидером фантомного СССР, может и должен быть исключительно фантомный Сталин, однако Путин продолжительно открещивался от этого образа.

С другой стороны, право-либеральные элиты Запада видели, что он не правый либерал, а правый консерватор и опасались, что в какой-то момент времени, с учетом того, что российское общество стремительно левеет, он может начать дрейфовать не из консерватизма в либерализм, а справа налево, то есть начнёт двигаться в сторону лево-либеральной политики.

Это, если так можно выразиться, интрига, в рамках которой это Послание и готовилось.

Если же мы посмотрим на внутри российскую политическую ситуацию, то мы увидим, что она тоже представляется крайне любопытной, поскольку право-либеральные приватизационные элиты в России находятся в очень острой конфронтации с абсолютно лево-консервативным обществом, которое уже примерно процентов на восемьдесят неявно, а около пятидесяти процентов явно, поддерживает Сталина.

В этой ситуации для Путина был принципиальный вопрос. Он либо должен был окончательно откреститься от Сталина и, таким образом, полностью закрыть позитивный образ России, который у общественности на Западе формируется сейчас очень жёстко; сказать им: «Нет, вы ошиблись. Я не такой» – и фактически пойти на поводу у тех сил, которые стремятся его убрать. Либо он должен был, наоборот, сказать: «Раз вы меня ассоциируете со Сталиным, то я Сталиным стану! И тогда уж извиняйте, кто не спрятался – я не виноват. Вы сами этого захотели».

К этому нужно ещё добавить, что право-либеральные элиты (которые у нас традиционно определяют финансовую и экономическую политику, прежде всего, через Центробанк и правительство) крайне активно ведут антипутинскую предвыборную кампанию. Базовые элементы этой политики направлены на истребление малого и среднего бизнеса (чем активно занимается Минфин с Налоговой службой и Центробанком) и зажимание прав пенсионеров и вообще бедных. Причем падение уровня жизни и увеличение количества бедных признается уже даже официальными и полуофициальными, то есть связанными с правительством, статистическими организациями. Пять лет непрерывного экономического спада тоже много о чем говорит.

Что же мы видим в этой ситуации в Послании?

Путин произносит речь, в котором определена принципиально важная вещь. Он говорит, что надо бороться с бедностью. То есть он впрямую критикует ЦБ и правительство и говорит, что новому правительству нужно будет делать. Причем повестка при этом формулируется не право-либеральная (в рамках которой «лузерам» помогать смысла не имеет), а классическая лево-консервативная. Разумеется, это можно интерпретировать, как демагогию, но, с учётом содержательной части и, главное, приведенных выше соображений о трендах, может быть, это уже и не так.

В экономической части он всё время говорил вещи, которые прямо противоречат действующей политике нынешнего правительства. Вот это принципиальная вещь.

Путин впрямую говорит о том, что СССР и Россия – это одно и то же. Он говорит о том, что на Западе СССР всегда называли советской Россией. И это прямой сигнал! Он фактически говорит, что да, ребята, ваша ассоциация России с фантомным образом СССР, правильная!

Но если это так, то он должен был продемонстрировать сталинскую риторику, готовность России отстаивать справедливость в мировом масштабе. И это мы видим в конце Послания – это даже не 70-е годы; это 30-е, конец 40-х – начало 50-х по риторике. На Запад очень холодно транслируется: мы можем вам сделать так, можем сделать так, можем сделать так. При этом Путин прямо говорит: «Мы не будем этого делать по своей инициативе. Но вы же сами нарываетесь!»

Любой человек, который много читал подобных речей (я не говорю о том, что писал), обращает внимание на следующее. Эта речь не про шантаж и не про угрозы. Я совершенно не исключаю, что кое-что из того, что Путин сказал, вообще не соответствует реальности. Конкретика этих силовых вопросов была явно ориентирована на каких-то людей на Западе, которые, явно или неявно, задавали Путину какие-то вопросы, подталкивающие его к изменению позиции. И в его словах они нашли ответ на этот запрос. Но поскольку мы не знаем этих запросов, мы не понимаем и ответов. Принципиально важно другое. Риторика и стилистика были абсолютно сталинские.

По всей видимости, Путина настолько достали, что он принял для себя некоторые внутренние решения.

В частности, решение, что с этим безобразием, которое длится уже столько времени и которое стало просто неприличным, дело иметь больше просто нельзя. Потому что не пристало людям на Западе объяснять, что они не должны принимать меры по снятию руководителя другого государства. Мы – суверенное государство. Какое кому-то там дело до того, как у нас определяется руководитель? Мы его избрали нашими внутренними процедурами. Будьте любезны иметь дело с ним. Вы не хотите с ним иметь дело? Значит, не хотите иметь дело с нами, со всей страной.

А что нам транслируют право-либеральные финансовые элиты Запада? Они нам говорят: Россия – страна хорошая; мы готовы с ней иметь дело, готовы взять ваши ресурсы в свое управление, но у вас неправильный руководитель; мы сейчас приложим усилия, чтобы его убрать; мы сейчас введём индивидуальные санкции и всё остальное.

Ребята, это не ваше дело! Мы суверенное государство. Поэтому вы идёте лесом! Я напомню, что Сталин крайне резко относился к любой попытке унизить СССР как державу!

Послание совершенно чётко укладывается в логику, которую можно описать по базовым, реперным точкам, таким, как Мюнхенская речь 2007 года и Валдайская речь 2014 года. И в первом, и во втором, и в третьем, вчерашнем, случае это было обращение к западным элитам. В 2007 году западным элитам сказали: «Ребята, вы нарушаете договорённости начала 90-х». Западные элиты ответили: «Вы проиграли войну, поэтому ваше мнение никому не интересно». Результатом стала попытка продавить это наше мнение сначала в Грузии, а потом на Украине. Обе войны, Грузия 2008-го и Украина 2014-го, начались в странах, которые Запад попытался протащить в НАТО.

При первом расширении НАТО мы еще молчали. При втором расширении НАТО, когда вошла Прибалтика, мы уже шумели, но нас проигнорировали. В третий раз попытка реализовать эту комбинацию у Запада не удалась.

В 2014 году, выступая на Валдайском клубе, Путин тоже обращался к Западу. Тогда была такая же интерпретация его речи – что это угрозы. А это были не угрозы, это были ответы на те вопросы, которые Путин, совершенно очевидно, получил по неофициальным каналам.

Сегодня Путин дал окончательный ответ: «Ребята, так нельзя; так не делается! Если вы выталкиваете нас в это поле – что же, мы согласимся. Тем более что не только наше общество требует лево-консервативной политики, но и западное общество требует от нас стать лидером, флагманом лево-консервативного движения». А все эти ролики про оружие – это не более чем демонстрация: силой вы этот политический вектор не убьёте!

Таким образом, в реальности мы видим очень интересную картину, очень похожую на ту, которая была в 30-е годы, когда практически во всех более-менее известных странах мира были фашистские режимы. Во второй половине 30-х годов в Европе осталось только два государства, в которых была демократия в современном понимании этого слова – это Швейцария и Чехословакия. Западная и центральная Европа стоит сейчас перед такими же по стилистике событиями.

Конечно, всё это форма интерпретации. Но уже в ближайшие несколько месяцев мы с вами увидим правильная она или нет. Одно уже четко понятно – иметь дело с право-либеральными элитами (то есть финансовыми) на Западе невозможно. Это видно и по санкциям, и по решению Стокгольмского арбитража по Газпрому, да и по ВТО тоже: они пытаются вчинить нам иски по нарушениям правил, в то время как сами в рамках санкций нагло эти правила игнорируют.

Можно Путина любить или не любить, но он довольно адекватный человек, чтобы понимать, что стоять враскоряку между двумя льдинами, право-либеральной приватизационной элитой (которая к тому же под давлением своих западных кураторов, с тем же Путиным демонстративно борется) и лево-консервативным народом долго невозможно. А поскольку повлиять на народ категорически невозможно, остается отказаться от принципа невмешательства, который он принял в 1999 году, когда соглашался на пост Президента, и начать зачищать право-либеральную часть современной российской элиты. Тем более что, во-первых, она дает для этого чисто формальные, юридические основания (коррупция, воровство и тд.) и, во-вторых, появилась поддержка на Западе, в виде тех элит, которые поддерживают Трампа.

А выигрыш может быть очень большой, поскольку правильная лево-консервативная политика даст нам во всем мире колоссальную поддержку.

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему  Ответить на тему  [ 25 сообщений ] 

Текущее время: 19 ноя 2018, 18:44


Кто сейчас на форуме

Количество пользователей, которые сейчас просматривают этот форум: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Limited
Русская поддержка phpBB