Список форумов

Dental-revue

Информационный стоматологический сайт
Форумы сайта Dental-revue доступны только для зарегистрированных пользователей.

Текущее время: 16 июл 2018, 02:54




Начать новую тему  Ответить на тему  [ 812 сообщений ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 26 авг 2016, 01:08 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20243
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва
Цитата:
Никогда не понимал смысл «дня нэзалэжности», который украинские СМИ преподносили как некий великий праздник. В этом смысле для меня мои сограждане всегда были чем-то вроде африканского племени, которое дружно с шумом скачет, размахивая копьями, по понятной только ему причине. Чего, собственно говоря, празднуем? «Нэзалэжнисть»?

Независимость кого? Украины? Как государства? От кого? От России?

Ну, так по своим катастрофическим последствиям эта украинская «нэзалэжнисть» напоминает день независимости вырезанной из организма почки. Почка празднует тот день, когда её вынули из тела и выкинули на помойку. Чтобы там гнить и разлагаться.


Понятное дело, что вначале эту «нэзалэжну» почку обещали пересадить в шикарное тело Европы. Причём, то ли в качестве пениса, то ли в качестве ануса. Чтобы она наслаждалась жизнью. Но после того как её отрезали, вдруг выяснилось, что европейскому организму она не нужна. Поэтому теперь «нэзалэжная» валяется на помойке. По большому счёту сейчас она никому не нужна. Кроме трупных червей.

Слышу возмущённые крики моих сограждан. Мол, с помойкой – перегиб.

Не на помойке? А где же тогда сейчас находится наша страна?

Слушайте, ну давайте будем откровенными хотя бы раз в год и хотя бы сами с собой. То место, где сейчас находиться Украина, кроме как помойкой не назовёшь. Можно, конечно же, себя обманывать. Но зачем?

А может, сегодня мы празднуем день независимости простых украинских граждан?

От кого?

От тупого, жадного панства, которое может жить лишь грабежом? Так вон оно – стоит на майдане, радостно вам улыбается и рассказывает о «клятых москалях», которым героично была дана «видсичь». А этот военный антиквариат советской эпохи, который «грозно» едет у вас перед глазами по Крещатику – залог того, что это панство будет грабить вас до издыхания. Не своего. Вашего.

25 лет – огромный срок для страны. За это время огого можно было чего добиться. Например, в 1945-ом УССР лежала в руинах, а в 1970-ом уже была одной из мощных индустриально развитых республик СССР. Заводы, фабрики, дороги, мосты, города, сёла, ракеты, трактора, самолёты, наука, образование и пр. Айфонов, правда, не было. И стоколбасного изобилия, на которое сейчас молятся, тоже. Но и из мусорных контейнеров никто не ел. Как сейчас. В массе своей жили без шика, скромно, но с крышей над головой, достойной работой, полноценным питанием и ежегодным отдыхом в Крыму.





А чего добилась за свои 25 лет «нэзалэжна» Украина? Ликвидации своей промышленности? Ликвидации инфраструктуры? Ликвидации науки? Ликвидации здравоохранения? Ликвидации образования? Ликвидации социальной сферы? Ликвидации здравого смысла? А может тотальная нищета и демографическая катастрофа – хороший повод для празднования? Или массовое бегство из страны граждан?

Ах да, ваше главное достижение – обожествление Стефана Бандеры. А почему? А потому, что он беззащитное гражданское население Западной Украины истреблял сотнями тысяч ради того, что бы в конечном итоге вы, мои дорогие сограждане, остались без промышленности, инфраструктуры, науки, медицины, образования, социальной сферы и элементарного здравого смысла. Вот за это вы теперь дружно лобызаете бронзовый зад вождя галицийских нацистов, у которого руки по локоть в крови.

Ваши начальники и «свидомые» вожди неустанно кричат вам о какой-то «независимости».

Но ведь не секрет, что Украина – абсолютно зависимое государство. И в политическом, и в финансово-экономическом плане. С одной стороны от России (даже сейчас), а с другой – от Запада. И вы это знаете прекрасно. Не мне вам об этом рассказывать.

Тогда какую независимость вы празднуете?

«День независимости» – праздник гордости за достижения страны. Где достижения?

«Нэзалэжна» существует 25 лет. Каких достижений она добилась за это время? Только – факты. Огласите весь список, «пжлста».

Развалила экономику и инфраструктуру УССР? Выморила население? Осуществила два госпереворота. Уничтожила государство? Довела до нищеты подавляющую часть своего населения? Отказалась от элементарной законности? Развязала у себя на территории гражданскую войну? Убила десятки тысяч людей? Стала банкротом, неспособным жить без иностранных подачек? Дебилизировала миллионы людей, яростно орущих сейчас СУГС? Это достижения? Вы их празднуете?

Да, да… я слышу, как вы громко кричите, что во всём виновата проклятая «Рашка» и мерзкая «вата». Вам так легче праздновать «нэзалэжнисть». Ведь украинские «науковци» доказали, что если бы не «москали», Украина бы сейчас цвела и пахла. Ага… Как говаривала моя бабушка, «дурэнь думкою багатие».

Впрочем, это тоже выбор: сидеть в собственном дерьме, проклинать «клятых москалей» и молиться на «прекрасную Европу». К чему это приведёт? К тому, что вы и дальше будете сидеть в дерьме. А когда это дерьмо начнёт подступать к вашему рту, вам будет очень сложно кричать СУГС. Но вы же – герои. Думаю, что ради СУГС можно и хлебнуть. Всё же своё, родное. Такова суть украинского патриотизма.

Давайте будем откровенны, это не «свято», это – «роковыны». 25 лет «роковын нэзалэжности». Для простого народа Украины. И для «мэртвых, и для жывых, и для нэнароджэнных». И пока вы будете праздновать свой коллективный апокалипсис, конец света в стране победившего майдана будет бесконечным.

Впрочем, есть люди, для которых ваш апокалипсис действительно праздник. Это ваша правящая элита: президенты, олигархи, депутаты, генералы, начальники, грантоеды, журналисты, эксперты, активисты, общественники и просто мрази, занимающиеся грабежом и убийствами в т.н. зоне АТО. Они – жирные черви, живущие в гигантском, разлагающемся трупе страны и этим трупом питающиеся. Поэтому для них «дэнь нэзалэжности» действительно «свято».

http://andreyvadjra.livejournal.com/591038.html

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
СообщениеДобавлено: 26 авг 2016, 01:11 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20243
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва


Цитата:
"Последний украинский боеспособный дивизион зенитно-ракетного комплекса «Бук-М» с боеспособными частями и ракетами был продан Грузии", - заявлял советник президента в Брюсселе, отвечая на вопрос, могли ли ВСУ сбить малазийский Boeing.


Они же всегда и во всем врут.
Они никогда не говорят правды.

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
СообщениеДобавлено: 28 авг 2016, 13:44 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20243
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва
Цитата:
ЛОНДОН, 28 августа. /Корр. ТАСС Максим Рыжков/. Противостояние на Украине было порождено желанием ЕС и США втянуть эту страну в зону своего политического влияния. Об этом говорится в статье под заголовком "Благодаря головотяпству ЕС, Россия неизбежно одержит победу на Украине", которая вечером в субботу разместила на своем сайте воскресная газета The Sunday Telegraph.

"Существовала только лишь одна причина, почему трагедия, разрывающая Украину на части, изверглась, как это произошло зимой 2013-2014 годов - это высокомерное стремление Евросоюза, поддерживаемого Соединенными Штатами, втянуть Украину в свою непрерывно расширяющуюся империю. Для этого Запад рад был наблюдать за тем, как пророссийский украинский президент был свергнут во время государственного переворота неизбранной марионеткой, удобной для ЕС", - отмечает автор статьи Кристофер Букер.

По его словам, "было в полной мере ожидаемо, что русскоязычные жители Крыма и восточной Украины предпочтут, чтобы ими руководили свои же русские собратья в Москве, нежели какая-то причудливая форма правительства в далеко расположенном Брюсселе, которую они так и не начали понимать".

"Для Запада, - продолжает автор, - было до опасной степени безумно реагировать на это так, как они это сделали, при том, что госсекретарь США Джон Керри описывал голосование в Крыму как "неслыханный акт агрессии", принц Чарльз стал сравнивать Путина с Гитлером, а карикатурного на тот момент "министра иностранных дел" ЕС баронессу Эштон в Киеве приветствовали одобрительными возгласами 200 тысяч выкрикивавших "Европа, Европа" украинцев, многим из которых Брюссель за это заплатил".

Букер считает, что "после почти трех лет гражданской войны, в которой уже погибли 9 тысяч человек, лидеры Запада оказались столь же унизительно беспомощными, как и всегда, в вопросе о том, как отреагировать на тот хаос, к образованию которого они приложили больше усилий, чем кто- либо другой".

Автор данной статьи также полагает, что "единственным выходом из этого тупика явилось бы присоединение восточной Украины к России".


Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/3572020


http://www.telegraph.co.uk/news/2016/08/27/thanks-to-the-eus-bungling-russia-will-inevitably-win-in-ukraine/

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
СообщениеДобавлено: 28 авг 2016, 13:48 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20243
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва
Цитата:
Утраченная независимость











Утраченная независимость

24 августа по Киеву ездили танки с красивыми новыми красными крестами на броне, маршировали парадные расчёты разных родов войск в новой форме, того же покроя, что носят в цивилизованных странах бывшей британской Африки. Пётр Порошенко благодарил всех, особенно русскоязычных за поддержку майдана и отказ от поддержки Новороссии, обещал покорить Донбасс и вернуть Крым. Вечером был приём.

Украина отпраздновала 25-ю годовщину своей независимости. Независимости от чего?

От нефти Тюмени и газа Ямала, от алмазов Якутии и золота Колымы, от крупнейшего в мире резервуара чистейшей пресной воды – озера Байкал и от неисчислимых богатств арктического шельфа. От всего этого и от многого другого Украина независима последние двадцать пять лет. Но за два с половиной года порошенковского правления удалось добиться новых свершений. Теперь Украина независима также от Крыма, с его уникальными климатическими условиями, от Донбасса, две области которого давали свыше 30% общих и около половины валютных поступлений бюджета.

Ещё за два с половиной года Украина освободилась от нескольких миллионов своих граждан. Оптимисты говорят, что от пяти, пессимисты – что от пятнадцати. Даже во время Великой Отечественной войны Украина освобождалась от украинцев более низкими темпами. Так что есть вещи, в которых украинцы могут быть эффективнее немцев и их союзников, строивших «единую Европу» в первой половине двадцатого века. Тогда европейцы тоже желали видеть Украину в Европе и тоже не обещали, что украинцы попадут туда вместе с Украиной. В результате страну успели за три года очистить от 20% населения. Нынешние власти за два с половиной очистили от 25%.

Такими темпами к 2025 году Украина станет независима от всего своего населения. Надо полагать тогда наступит полное счастье. Никакой оппозиции. Никаких недовольных. Только вечный покой, примиряющий правых и левых, русскокультурных и суржикоговорящих, «евроинтеграторов» и евразийцев, православных и униатов, радужных фанатиков однополой любви и суровых традиционалистов.

Всё это произошло потому, что первым делом Украина освободилась от здравого смысла, уже в начале 1992 года став страной победившего абсурда. Противники выхода из СССР составляли большинство населения. Они контролировали парламент. Исполнительная власть была настолько исполнительна и так резво выполняла команды союзного центра (даже раньше, чем они успевали поступать), что Украину в годы перестройки прозвали «заповедником застоя», противопоставляя ей «демократическую Белоруссию», в которой общественная жизнь бурлила.

И вот, в одно прекрасное утро вся эта сонная глыба общественного согласия проснулась независимой. Независимость оказалась никому не нужна. Даже «патриоты» и «борцы за свободу» настолько перепугались свалившегося на них «счастья», что быстренько спихнули власть коммунистам, которые, в свою очередь, с перепугу сменили своё красное знамя на петлюровский биколор. На этом поначалу и закончилась «эпоха перемен».

Ещё довольно долго ходили советские деньги, ещё не было таможен и паспортного контроля на границах с Россией и Белоруссией, ещё существовали объединённые вооружённые силы стран СНГ. Большая часть населения ещё считала, что независимость – это так, понарошку. Сейчас вот заставим Россию платить за колбасу по мировым ценам, а газ поставлять бесплатно и мигом назад в СССР запишемся. Даже на выборах 1994 года народ голосовал за Кучму, обещавшему реставрацию Союза. И на выборах 2004 года народ проголосовал за Януковича, выступавшего, пусть и менее акцентированно, чем Кучма за десять лет до него, за ориентацию на союз с Россией и за ускорение процессов постсоветской интеграции.

Даже Ющенко, которому, в ходе мирного переворота (первого майдана) удалось не допустить Януковича до президентства, в 2004 году жаловался на то, что народ ему попался неправильный, какой-то пророссийский. Взял, да на парламентских выборах 2006 года отдал большинство в парламенте Партии регионов, в результате чего тот же Янукович стал премьером. А в 2010 году, опять под лозунгом союза с Россией, наконец пробился и в президенты. Чтобы опять сломать ситуацию, «евроинтеграторам» понадобился уже немирный второй майдан и гражданская война.

Что мы видим? 25 лет элита усиленно игнорирует волю народа. Наконец, убедившись, что на любых действительно свободных выборах победу одержат политики, выступающие под пророссийскими лозунгами, элита переходит к террористическому правлению. Да, она опирается на поддержку США и глупость не понимающего, что происходит, руководства ЕС. Но свой выбор элита делает сама. Ни один украинский президент, ни одна политическая партия, что бы они не обещали населению на выборах, никогда не планировали действительно укреплять взаимоотношения с Россией. Даже представители Партии регионов, опиравшейся на абсолютно русский Донбасс (дававший на выборах больше пророссийских голосов, чем Крым) любили хвастаться как в узком кругу, так и публично (под телекамеры), что они не позволили зайти в Донбасс ни одному российскому бизнесмену, упрекая представителей других украинских регионов, в том числе Галиции, что те не смогли настолько жёстко отстоять «чистоту рядов».

То есть элита строит не то государство, которое желает народ. Она проводит антинародный курс. Такая элита и её государство народу не нужны. Чтобы смирить слишком активных, украинская элита использует против пророссийских активистов точечные репрессии, включая административные аресты и даже уголовные дела. Причём началось это не в феврале 2014 года, а ещё во время второго срока Кучмы. С первых дней независимости элита через спецслужбы подкармливает нацистских боевиков. В этом участвуют все силы, когда-либо хотя бы проходившие мимо украинской политики. Нацисты должны служить пугалом для населения: «Вот кто может прийти, если не проголосуете за нас». Они же выполняют и задачу неофициального силового подавления слишком активных русофилов. Вооруженные нападения нацистов тоже не постпереворотное ноу хау – фюрер «Азова» Билецкий с коллегами на момент путча уже пару лет сидел за попытку убийства Сергея Колесника, который не согласился с их мнением, что при фашистах в Харькове было лучше. Зато за избиение нацистами ветеранов, пытавшихся 9 мая 2011 года возложить цветы к мемориалу на Лычаковском кладбище Львова, никто ответственности не понёс.

То есть элита, сформировавшая власть, и народ Украины разошлись в самом начале независимости. Народ не верил власти, власть боялась народа. Власть вырастила для защиты от народа неофициальные нацистские банды. И, как это всегда бывает в таких случаях, потеряла контроль над собственным «нацистским проектом». В конце концов, часть элиты решила использовать нацистов в качестве ударной силы вооруженного переворота против своих оппонентов. Причём данные элитные группировки были разделены не политическими взглядами, а всего лишь борьбой за власть, как средство захвата собственности.

Нацисты вышли на улицы и снесли власть, которую не стал защищать народ, потому что: «А кого? А зачем?». Да власть и сама боялась обратиться к народу за защитой, рассчитывая договориться с нацистами. Не договорились. Но и новая, дорвавшаяся до власти элитная группировка не смогла заставить нацистов уйти с улиц и сдать оружие. Утилизировать их в донбасской бойне тоже не удалось. Наоборот, они приобрели боевой опыт и проникли в армию и правоохранительные структуры. Попытки репрессировать самых активных и запугать остальных провалились. Нацисты спокойно отбивали своих «побратимов» прямо в судебных заседаниях.

Пока остатки украинской элиты сидят в парламенте, интригуют в коридорах Администрации Порошенко и пытаются контролировать финансовые потоки в рамках министерств и ведомств, нацисты пытаются политически структурироваться. Ещё в начале 2014 года единственной реальной нацистской политической партией была «Свобода», а остальные наци являлись маргиналами. Сейчас «Свобода» оттеснена в свой галицийский заповедник, а в центральной Украине пытаются разворачиваться «гражданский корпус «Азов» и «движение Дмитрия Яроша». Фактически нацисты сегодня постепенно устанавливают свой контроль над регионами, вытесняя оттуда старые элиты. Постепенно политическая власть старых элит, опирающихся на сосредоточенные в Киеве центральные органы, становится эфемерной.

Ещё больше ослабляет старые элиты неутихающая внутренняя борьба. Те же элитные группировки, которые сплели заговор против Януковича и устроили февральский путч 2014 года, теперь подготовили заговор против Порошенко и так же пытаются использовать против него нацистов.

По сути элиты сами провоцируют собственную силовую зачистку. В идеале их вытеснение могло произойти почти незаметно. Когда нацисты окончательно взяли бы под контроль регионы и остатки бизнеса, представителям правящих элит пришлось бы либо покинуть страну, спасая жизни и капиталы, либо пойти работать к нацистам менеджерами государственного управления, без права реализовывать собственные политические проекты.

Однако очередной силовой переворот приведёт к претензии нацистов на центральную власть. Ибо зачем свергать Порошенко, чтобы отдать президентство Тимошенко или кому-нибудь из Оппозиционного блока? Даже тот минимальный кредит доверия, который нацисты имели к олигархам в 2014 году, последними бездарно растрачен. Народ, поддерживавший статусных политиков два с половиной года назад, пришёл к выводу, что они не меньшее зло, чем нацисты, и теперь статусных ненавидит. Силовые структуры разложены, дезориентированы и нацифицированы.

Но и статусные политики не могут не свергать Порошенко, иначе он их просто раскулачит в свою пользу. У них нет собственных силовых возможностей и нацисты нужны им, как ударная сила. При этом они всё ещё думают, что это только Янукович и Порошенко не смогли справиться с нацистами, а уж они-то смогут. Самые глупые всё ещё рассчитывают на помощь США и ЕС. То есть сами они власть не отдадут. Будут сопротивляться, и нацистам придётся их зачистить, чтобы не быть зачищенными самим.

Вот это и называется «несостоявшееся государство». Когда народ знает, что все его политики врут и крадут, но всё равно голосует за них, потому что «других нет» и потому что «пусть лучше наш вор, чем вор, представляющий наших политических оппонентов», это – несостоявшееся государство. Потому что легитимация элиты происходит не только за счёт процедуры, но и за счёт доверия, признания народом права элиты на элитарность. Это право признаётся только тогда, когда элита, реализуя собственные интересы, не забывает о национальных, а национальные выражаются в воле народа.

Когда элита, зная волю народа, умышленно её игнорирует, это – несостоявшееся государство. Потому что государство не может существовать без народа и вопреки народу, а в не своём государстве народ не живёт. Граждане Украины начали ногами голосовать против своего государства задолго до путча, миллионами перебираясь на заработки кто в Европу, кто в Россию, а кто и в Африку. В процентном отношении и в абсолютном выражении тоже территорию Украины покинуло больше людей, чем четвёртый год воюющую на всей своей территории Сирию. Всем этим миллионам Украина не нужна. А другие просто технически не смогли уехать.

Сама идея «евроинтеграции» – вступить в ЕС, чтобы жить хорошо за счёт немецкого бюджета – свидетельствует, что украинское государство не состоялось. Потому что почти половина населения голосует за неприкрытое предложение отдать эту самую независимость Евросоюзу, в обмен на относительный комфорт.

Это – несостоявшееся государство, потому что даже противники наци-олигархического режима надеются только на то, что Россия спасёт, и требуют ускорить спасение. То есть опять некая внешняя сила должна произвести некие манипуляции, чтобы на данной территории стало нормально. Значит и эта часть населения не верит в способность собственных украинских государственных структур адекватно отреагировать на угрозу. Но именно способность государственных структур решать подобного рода задачи и есть главный признак состоявшегося государства. Герб, гимн и флаг можно иметь, а можно и не иметь, но если не работают административная вертикаль и центры принятия политических решений, то государства нет, как нет самолёта без двигателя.

Наконец сам факт неспособности формальных властей в течение двух с половиной лет убрать с улиц нацистских бандитов. Зависимость политиков от них, заискивание перед ними – признак несостоявшегося государства. Если бандиты диктуют решения государственным органам, то это уже не государство, а банда. Банда может контролировать большую территорию. У «пана отамана» может даже быть золотой запас. Но это всё равно банда. А банды не могут существовать долго, даже если они жестко иерархизированы и структурированы, потому что банды ничего не производят. Они только присваивают и делят имеющееся. Однако, если ничего не создавать, а только потреблять, то рано или поздно ресурсы иссякнут и удовольствие закончится. И, чем меньше будет становится ресурсов, с тем большим сладострастием банда будет пожирать сама себя.

В этом отношении бывшие регионалы, говорящие правильные вещи с трибуны нацистского парламента, коммунисты, которых в нацистский парламент не пускают, «комбаты» и «сотники майдана», нескольким из которых повезло пробиться во власть, бывшие друзья Ющенко, политическая обслуга Тимошенко и т.д. ничем друг от друга не отличаются. Все они, независимо от их внутренних взаимоотношений, составляют элиту, которая так и не сумела создать собственное государство, которая выкормила и вырастила нацистскую банду и фактически отдала это государство ей. Это независимая от собственного государства элита. Потому и государство несостоявшееся.

А ведь как хорошо всё начиналось. Первая, больше российской, армия Европы, огромные арсеналы самых современных вооружений, половина стратегической авиации СССР, третий в мире (после России и США) ядерный арсенал. 40% союзного машиностроения, около 50% союзного сельского хозяйства, 60% союзного ВПК. Порты, торговый и военный флот, газопроводная система, ВУЗы и всемирно известные научные школы, высококвалифицированные трудовые ресурсы и население, занимавшее первые места в Европе по уровню образования, социального обеспечения, медицинского обслуживания.

Казалось, что это никогда не кончится. И вот, всего через 25 лет – пустота, катастрофа.

Сейчас мы говорим, что государство не состоялось. Но произошло это не сейчас. Оно не состоялось с первого же мгновения и ни минуты не было состоявшимся. Потому что, если бы государство Украина состоялось, хоть в какой-то момент своего существования, оно никогда бы не дошло до жизни такой.

Государство, которое кому-нибудь надо, не может не состояться. А украинское государство не нужно даже украинским нацистам. Они приходят, как падальщики на мёртвую уже тушу, чтобы успеть урвать свой кусок гниющей плоти и сдохнуть рядом с останками Украины. Потому что нацисты тоже не могут существовать без государства. А они его добивают, так как ничего не могут предложить конструктивного, в сравнении с программой олигархической элиты, которой они идут на смену, кроме «взять всё и поделить», но поделить по-новому.

А делить-то уже и нечего.

Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования, специально для «Актуальных комментариев»

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
СообщениеДобавлено: 28 авг 2016, 13:50 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20243
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
СообщениеДобавлено: 13 сен 2016, 00:30 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20243
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
СообщениеДобавлено: 20 сен 2016, 23:59 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20243
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
СообщениеДобавлено: 29 окт 2016, 21:26 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20243
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва
Цитата:
Гости с майдана

Я часто думаю о роли мелочей в нашей жизни. Например, чьей-нибудь улыбки. Простой улыбки… Ну, вот зачем я это написал? Решил же, писать правду. Ничего я не думаю. Ни о каких мелочах. И ни о каких простых улыбках.

Я думаю, почему при одном воспоминании о моём старом друге Жене, о его милом, робком, интеллигентном лице и о его улыбке я чувствую раздражение. И даже ненависть. Вот, что я хочу сегодня понять. Потому что здесь тайна. Причём тайна, касающаяся не только меня, но и многих моих соотечественников. Признаюсь, иногда мне кажется, что я разобрался, в чём тут дело. Но потом начинаю сомневаться, и выводы забываются. Кроме того, я сделал одно потрясающее открытие! Но, пожалуй, об открытии я расскажу позднее. Сначала нужно ещё раз всё вспомнить. И тогда, может быть, придёт окончательная ясность. А пока большую часть времени я пребываю в растерянности.

С Женей мы познакомились давно, много лет назад, хотя так и остались на «вы». По вечерам мы часто гуляли вдвоём по старым улицам горячо нами любимого Киева. Помню, как прохладным вечером, где-нибудь в октябре, когда у нас опадают листья каштанов и тополей, мы с моим дорогим Женечкой останавливались на Владимирской или Большой Житомирской, и он, маленький, с восторженными глазами, поглаживая седеющие усы, говорил о Паустовском, о Булгакове и счастливо улыбался.

А вот теперь эта самая улыбка или даже одна мысль о ней будит во мне ненависть. Почему так? С чего всё началось? Видимо, с наших споров двухлетней давности. И, конечно, с нашей Революции достоинства, которую мой друг не принял, над которой зло подшучивал и которую, что уж тут скрывать, несомненно, презирал.

Собственно, о революции, о Майдане и о том, что случилось со мной в те незабываемые дни, я и хотел вам рассказать. Но без Жени и без его так много значившей для меня улыбки тут не обойтись. Ведь каждый раз, как только я вспоминаю о тех бурных, революционных и (что бы ни говорили наши идейные противники) исторических событиях, я мгновенно вижу перед собой его ухмылку и слышу вкрадчивый, скрипучий голосок:

– Вы, действительно, считаете, что прыгание несчастных, обманутых людей может привести к свободе и процветанию? Но каким же образом?

Так случилось, что один из самых первых дней Революции в Киеве мы провели вместе. Тогда всё только начиналось. Я и близкие мне по взглядам люди были возмущены избиением студентов. На душе было тревожно. Но Майдан уже собирался и шумел. Звучала музыка, выступали первые ораторы. Я чувствовал, приближается нечто грандиозное. И мне хотелось быть причастным наступающим событиям.

Словом, поздней осенью 2013 года, чтобы как-то унять тревогу, я решил пойти в консерваторию, на концерт приехавшего в Киев знаменитого виртуоза-гитариста. Женя и ещё несколько наших общих друзей тоже пошли. Скажу сразу, это был наш последний совместный «культпоход». Так когда-то мы называли подобные вечера в старые, добрые и, думаю, навсегда ушедшие времена.

После окончания довольно симпатичного концерта мы вышли на Майдан Независимости. Внезапно до нас долетел неприятный запах. Мы переглянулись, потом свернули на улицу Городецкого, бывшую Карла Макса, и вдруг увидели большую лужу. Она текла вдоль гранитного фундамента консерватории в сторону Крещатика. Запах исходил именно от неё. Происхождение лужи не вызывало сомнений. Людей на Майдане было уже немало, а туалетов не хватало. Но в этом не было ничего постыдного! Это обычная ситуация при больших скоплениях народа. Однако Женя сразу же стал зло шутить и делать язвительные обобщения.

– Друзья мои, принюхайтесь и не отвращайтесь! – вскричал он театрально. – Это же запах революции! Если хотите, эта лужа символична. Она предвестник будущего революционного хаоса. Не исключаю, что со временем здесь появится памятный знак в честь мочившихся героев. Но останется ли в целости само здание, это ещё большой вопрос!

Точно помню, именно тогда, после этих слов я впервые почувствовал хорошо сейчас знакомые холод и злобу. Мой друг будто отходил от меня в тень. В мрачную тень. И там, в тени, уже говорил не он. Не мой старый приятель, с которым исхожены тысячи улиц, выпито много вина и спето множество песен Окуджавы и Высоцкого. Теперь это был враг. Враг всего, что мне казалось важным и дорогим.

После того дня мы долго не виделись. События зимы 2014 года захватили меня. Среди нас, пришедших на Майдан киевлян, были люди разных профессий. Музыканты, преподаватели вузов, предприниматели, барды, литераторы. Нас, людей творческих, радовала возможность быть со своим народом. И дело было не только в бутербродах и чае, которые мы носили протестующим. Важно было единение, общий дух обновления, обретение нами чувства единого народа, творящего свою историю.

К сожалению, наши противники видели кругом только недостатки. Обычные нелепости они возводили в степень катастрофы. Говорили даже о фашизме, когда речь шла всего лишь о патриотической молодёжи, искавшей форму протеста, и в своей браваде, в скрывании лиц и бросании булыжников, находившей романтику. Впрочем, чтобы бросать булыжники в представителей насквозь прогнившего режима, нужна была смелость. И они являли эту смелость. И это не могло не вызывать восхищения.

Спустя два месяца после нашей последней встречи, примерно, в январе 2014-го я неожиданно встретил Женю на Майдане. Он шёл мрачный, нахохлившийся. Вокруг горели костры, раздавали еду, молодёжь пела, бродячие кобзари играли на бандурах, сотни людей укладывали мешки с песком в баррикаду на случай штурма. Мы с моей дорогой женой Люсей собирали металлическую посуду после чаепития и оживлённо беседовали с новыми знакомыми. Мы легко понимали галицкий говор и находили прелесть во всех этих «пане» и «пані», «ви є», «ви не є», и в протяжных обращениях – «маєте хліб?», «маєте гроші?».

Настроение было приподнятое. И тут появился мой бывший друг. Как я уже сказал, вид у него был угрюмый. Вид ироничного наблюдателя. Подойдя к нам, он не протянул мне руки, не улыбнулся, а сразу заговорил:

– Господа, – начал он, оглядываясь по сторонам. – Ходят слухи, что участники революции всё прибывают, а расселять их негде. И не исключено, что самых сознательных киевлян попросят поселить активистов у себя на квартирах. Так сказать, взять в семьи для взаимного воспитания. Скажите, господа…

Но в этот момент, как будто нарочно, рядом с нами громко запели, а потом закричали: «Будьмо, гэй! Будьмо, гэй!». Да, возможно, пели не слишком музыкально. Да, вероятно, не все были трезвы. Но ведь была зима, холод. А костры обогревали далеко не всех.

Однако мой некогда друг буквально задрожал от отвращения.

– Так вот, скажите, господа, – продолжал он, недовольно зыркая вокруг, – если вам предложат взять к себе домой пожить кого-нибудь из этих гэй-певунов, вы согласитесь?

Помню, я посмотрел на свою дорогую жену Люсеньку. Она молчала. За тридцать лет нашей совместной жизни она не осудила ни одного моего начинания. Ни разу не высказала неудовольствия. Потом я твёрдо глянул в насмешливые глаза, посмотрел на знакомые седеющие усы и, желая как можно скорее стереть эту отвратительную улыбку, сказал:

– Разумеется, соглашусь.

Так совпало, что как раз на следующий день на Крещатике ко мне и ещё нескольким моим единомышленникам подошёл ныне весьма влиятельный государственный деятель (мне бы сейчас не хотелось называть его имя). Он поблагодарил нас за помощь и очень вежливо, на прекрасном украинском языке попросил, взять к себе временно пожить кого-нибудь из активистов Майдана. По его словам, мест для расселения пока не хватало, но вопросы жилья вот-вот будут решены. И тут я опять вспомнил Женю. Его кривую, невыносимую ухмылку. Именно она, как я теперь отчётливо понимаю, явилась главным толчком к моему решению. В общем, я протянул подошедшему свою визитную карточку.

Они пришли через несколько дней. Их было двое. Василий и Маричка. Довольно молодые. Василий постоянно оживлённый, с большими, чуть на выкате, глазами, мясистым носом и алым румянцем на небритом, лоснящемся лице. Маричка, наоборот, была тиха, неразговорчива, смотрела несколько тускло, ступала несмело. На голове у неё был цветастый платок, оставлявший открытым только большой бледный лоб и полностью укрывавший волосы, которых я, кстати, так никогда и не увидел.

Тут я должен признаться в одной своей слабости. Я боялся прихода людей с улицы. Возможно, это была чисто интеллигентская боязнь разрушения собственного мирка. А может быть, глубоко затаившееся презрение умника к представителям простого народа. Не знаю. Но я со стыдом вспоминаю, какие ужасные картины мне рисовались. Мне вдруг стало сниться, будто являются грубые постояльцы, нас с Люсей выселяют из собственной квартиры, и мы стоим с узлами на своей родной улице Толстого, а мой приятель Евгений потирает руки и говорит нечто издевательское.

Когда же я увидел Василия и Маричку, на меня сошло огромное облегчение. Я почувствовал к своим гостям невероятную симпатию. Естественно, мы с женой накормили их обедом. Попросили располагаться и не стесняться. Потому что Маричка держалась уж слишком скромно. За столом она молчала и только иногда робко что-то шептала на ухо Василию. А он в ответ ей ласково ворковал: «Та ну, не бийся. Всэ нормально».

От обоих наших постояльцев пахло костром. И этот запах не только не раздражал, но, наоборот, служил нам с Люсей своего рода напоминанием. Мы ясно понимали, что вот эти двое людей с улицы сегодня, вместе с тысячами таких же «маричек», творят историю.

Прошло несколько дней. Наши гости стали привыкать. Да и мы тоже старались к ним привыкнуть. Уходили они обычно рано, после того, как Люся кормила их завтраком. А возвращались поздно. И мне казалось, что делают они это нарочно, из деликатности, чтобы не доставлять нам неудобств. Впрочем, некоторые мелкие неудобства всё же были. Но я связывал их с тем, что наши постояльцы проживали в сельской местности, далеко на западе Украины. А там свои патриархальные и в чём-то упрощённые нравы.

Так, Василий мог иногда оставить не закрытой дверь туалета и оттуда громко отдавать Маричке распоряжения, что взять с собой на Майдан. Какую рубашку или носки. Он также мог довольно громко петь в ванной. Голос у Василия был красивый, сочный. И вообще, все эти «Ой, у стайні два коня» или «Візьмемо, браття, зброю до рук» звучали довольно мило и романтично.

Да и ванную, честно говоря, наши гости занимали крайне редко. Как-то раз, проходя по коридору, я случайно увидел сквозь щель, что Василий находится в ванной полностью одетым, в больших сапогах, и при этом не моется, а почему-то моет бутылки. Помыв, он аккуратно заворачивал каждую бутылку в газету и складывал в мешок. Когда я поинтересовался, зачем ему столько бутылок, он ответил не сразу, немного покряхтел, почесал свой мясистый нос, а потом сказал уклончиво:

– Та хорошим людям пригодятся.

Некоторые более серьёзные недоразумения начались недели через две. Однажды утром я вышел в кухню, когда Василий и Маричка уже ушли. Посередине кухни стояла моя Люся. Она тихо плакала. Признаюсь, сердце у меня упало.

Весь стол был завален грязной посудой и объедками. И дело было не в том, что наши гости не убрали за собой. И даже не в том, что они съели всё, что предназначалось нам с Люсей, и, как потом выяснилось, унесли колбасу и сыр, лежавшие в холодильнике. Не это огорчило мою добрейшую Люсю. Тут было другое. От картины общего беспорядка, от всех этих пустых кастрюль и объедков, валявшихся на полу, веяло презрительным неуважением. Разумеется, я постарался успокоить жену. Напомнил ей, что именно такие простые и не всегда удобные в общежитии граждане, ныне меняют судьбу Украины.

– Ты только подумай, – говорил я, – ведь эти люди оставили родные места, проехали сотни километров до столицы, чтобы помочь нам с тобой, обрети новую будущность!

Не помню, кажется, я ещё что-то сказал, и жена успокоилась. Однако, неприятный осадок у меня всё же остался.

В тот же вечер, по традиции, мы с Аллой Эдуардовной, доцентом лингвистического университета и нашей старинной приятельницей, понесли на Крещатик и Банковую кофе с печеньем. На Банковой, возле Дома с химерами, толпилось множество народа. Люди, обсыпанные снегом, громко кричали и хором повторяли довольно неприличное ругательство. На некотором возвышении я узнал господина Тягныбока, а рядом с ним господина Яценюка. Ругательство, видимо, относилось к ним. В ответ они тоже что-то кричали. И тут я увидели Маричку с Василием. Они быстро бежали мне навстречу, таща за собой туго набитые голубые пакеты для мусора. Я улыбнулся и приветливо помахал им рукой. Но они посмотрели неприязненно, не поздоровались, а лишь обошли меня как некое препятствие. Мне стало не по себе.

На следующий день, а точнее, на следующую ночь, мы с Люсей не спали. Замечу, к тому времени мы оба стали плохо спать. Внезапно из гостиной послышались странные звуки. Там явно кто-то ходил. Иногда хлопали дверцы шкафа. Несколько минут мы с женой лежали не шелохнувшись. Потом я встал и пошёл в гостиную.

Там, в длинных цветастых трусах и растянутой под мышками майке, стоял Василий. Ящик комода, где мы с Люсей обычно храним дипломы, паспорта и старые грамоты, был открыт, а Василий, переминаясь на босых ногах с огромным ногтями, внимательно читал какую-то бумагу.

– Вы что-нибудь ищете, Вася, – спросил я как можно спокойнее.

Он обернулся, слегка потупился, почесал свой большой нос и сказал:

– Та хотив документы заховаты.

– Так давайте я спрячу.

– Та нэ треба.

И он быстро закрыл ящик комода, и вышел из комнаты. Вернувшись в спальню, я всё рассказал Люсе. Она немного помолчала, а потом вдруг сказала:

– Ты знаешь, она говорила со мной.

– Кто?

– Маричка.

– О чём?

– Спрашивала, сколько метров у нас в квартире. И сколько человек прописано.

До сих пор стыжусь того страха, который я тогда испытал. В груди заколотило. Страшная мысль о том, что не всё так безоблачно, что такие, как мой бывший приятель, может быть, в чём-то правы, на мгновение обожгла меня. Но я тут же, усилием воли, отогнал её.

Через некоторое время неожиданно позвонил Женя. Зачем он тогда объявился, не знаю. Услышав его голос, я тут же напрягся. Сначала мы говорили о пустяках. Потом он спросил насмешливо:

– Говорят, у вас гости из будущего?

Я стиснул зубы и сказал, слегка задыхаясь:

– При чём здесь будущее? О чём вы?

– Но вы же не станете отрицать, что будущее всегда несёт на себе черты того, кто его завоёвывал.

– Всё это слишком сложно, – сказал я холодно.

И тут его словно прорвало.

– Послушайте, мой дорогой, – заговорил он быстро и горячо, – разве вы не видите, кого вы кормите с рук? Какого они духа. Им чуждо всё, что мы с вами любили – поэзия, музыка, культура! Они не только не способны воспринимать их, но и не желают ничего знать о них. Поскольку считают вредными и враждебными себе. И не вы, мой дорогой, будете их учить, а они вас научат, кого любить, кому молиться и кого ненавидеть! Ведь это провинциальные, озлобленные неучи, которые считают свой набор знаний о мире единственно правильным и патриотичным. А ваши ценности – смешными, ничтожными и подозрительными. И скажите мне, голубчик, как из скопления проплаченных хамов, может вылепиться, что-нибудь иное, кроме огромного гиганского хама? Каким образом местечковый комплекс неполноценности, пусть умноженный даже на миллион, породит нечто светлое и созидающее? Нет, уважаемый, он породит только худшее зло. Он породит фюрера! Новое божество! Все революции заканчиваются одинаково – на смену дрянному приходит в тысячу раз более отвратительное!

Я не выдержал и бросил трубку. Ещё несколько минут я стоял в передней у телефона. Меня трясло. И всё же, когда, сделав усилие, я запретил себе вспоминать о том, что сказал этот человек, когда я заставил себя прервать внутренний диалог с ним, дрожь стала утихать. Но тут ко мне подошла Люся.

– Там… – сказала она, указывая в сторону, – пойди, посмотри.

Жена повела меня к нашей старой кладовке, где за много лет собрались разные ненужные вещи. Теперь тут стоял незнакомый матерчатый баул. Он был засаленный и грязный. От него исходил кисловатый запах.

Когда я открыл баул, то увидел сверху какие-то тряпки. Под ними лежала пятнистая военная форма, упаковки с лекарствами. Множество неизвестных мне таблеток. Ещё там были пачки шприцов и завёрнутые в измятую газету золотые украшения. Кажется, женские. Помню, серьги и кольца. Несколько пар. А на самом дне, обёрнутый промасленной тряпкой, лежал небольшой револьвер. Он был чёрного цвета. Довольно тяжёлый.

Я посмотрел на Люсю. Она смотрела на меня своим ясным, добрым и немного печальным взглядом. Возможно, она ждала, что я, как обычно, найду разумное объяснение тому, что мы видим. Но говорить о пассионарных личностях, которые всегда являются двигателями любой революции, мне тогда не захотелось. Я лишь закрыл баул и осторожно вернул его в нашу кладовку.

И раз уж я решил быть до конца откровенным...

В те дни случилась ещё одна неприятность. Однажды мы с Люсей пошли на вечер нашего знакомого, киевского поэта и барда. Обстановка была прекрасная. Я чувствовал себя среди своих. Друзья подходили ко мне и благодарили за активную гражданскую позицию. Высказывали поддержку. Очевидно, они знали о моём отношении к революции и посильном участии в ней. Не скрою, мне было приятно. Да и поддержка единомышленников была весьма кстати.

Домой мы возвращались поздно. Уже у подъезда мы заметили, что у нас дома горит яркий свет. А когда подошли к входной двери, то услышали музыку и громкий смех. Мы вошли прихожую. Музыка была включена на полную мощность, и потому, наши постояльцы не услышали, как мы пришли. В гостиной я заметил несколько человек – Василия, Маричку и ещё незнакомого нам очень толстого мужчину, который спал на софе. Его жирная, волосатая рука свисала до пола. На руке виднелась чёрная татуировка – надломленный крест с орлом.

На журнальном столике стояла большая, почти выпитая бутылка водки, а рядом банка с мутноватой жидкостью. Василий, развалившись, сидел в моём кресле. Маричка хлопотала у стола. При этом Василий хватал её за талию, пытаясь привлечь к себе. Маричка отбивалсь и вскрикивала: «Вася, перестань, чуешь? Дай повечерять!». Она била его по рукам, но это ужасно веселило Василия, он гоготал и продолжал хватать. Лицо Василия было красным и лоснилось, как никогда. Наконец, ему удалось посадить Маричку к себе на колени, но она, продолжая вырываться, закричала: «Та перестань, сказала! Ну шо ты робышь, козьол! Зараз наши жиды прыйдуть!».

Я замер, как от пощёчины. Конечно, мы с Люсей не подали вида, что всё слышали. Но с этого вечера во мне словно что-то переменилось. Нет, я не оставил хождения на Майдан. Наоборот, я стал бывать там чаще. Но теперь, если можно так выразиться, я ходил туда с особенной жадностью. Я искал таких однозначных, положительных впечатлений, которые укрепили бы мою веру. Которые доказали бы, что события у меня дома всего лишь нетипичное недоразумение.

И вот как-то раз, поздним вечером, погружённый в свои беспорядочные и не очень весёлые мысли, я шёл по Крещатику. Было холодно. Снег, истоптанный тысячами ног, перемешался с грязью и почернел. Вокруг была всё та же привычная картина – палатки, гомон голосов, запахи полевой кухни. Но прежней радости я не чувствовал.

Вдруг в разных концах Крещатика началось странное движение. То тут, то там послышались резкие, тревожные выкрики.

– Куды вы побиглы?! – закричал сильный мужской голос. – Дывиться! Он, воны дэ!

Тут же с разных концов улицы двинулись возбуждённые люди. Некоторые повторяли: «Титушки! Титушки!». Не знаю, почему, но общее возбуждение предалось и мне. Я быстро пошёл за кричавшими. Сначала мы держались вместе. Но потом, на Майдане, наша группа рассыпалась по улочкам, ведущим вверх к Михайловской площади. Я пристроился к нескольким воинственного вида мужчинам с металлическими прутами в руках. Однако и они куда-то исчезли. Было темно. Мне показалось, что они свернули в старый кирпичный подъезд под домом с лепными украшениями. И я свернул туда же. То, что мне довелось увидеть, я не забуду уже никогда.

В подъезде, который вёл в старый двор, стены были разрисованы, и горела одна маленькая лампочка. Но я всё же разглядел группу человек из пяти-шести. Они стояли ко мне спиной и смотрели вниз. Внизу на земле, а точнее, на асфальте, что-то медленно шевелилось. Когда один из стоявших отошёл в сторону, я увидел, что на земле шевелится мужчина. Он лежал на спине. На нём была милицейская форма с нашивкой «Беркут». Он был без шапки. Один глаз его почернел и был залит кровью. Он приподнимал одну руку, будто защищаясь. Но обступившие что-то злобно выговаривали ему. Внезапно я узнал Маричку. Её бледное лицо в полутьме подъезда казалось восковым. Тонкий рот кривился. На ней был всё тот же цветастый платок, закрывавший волосы.

– Паскуда! – прошипела Маричка и ударила лежавшего ногой в бок. Он застонал. Только тут, когда от удара человек в милицейской форме немного отшатнулся, я увидел под ним тёмную лужу и догадался, что это тоже была кровь. Потом Маричка быстро обошла лежавшего и, подойдя к нему с другой стороны, несколько раз ударила его каблуком в пах. Он сильно закричал. Потом замер и распластался на асфальте.

– Шкура московська! – выдохнула Маричка и хотела ударить ещё раз.

Но тут меня заметили. Какой-то парень с железным прутом кивнул в мою сторону. Рядом с парнем стоял Василий. Он посмотрел на меня, коротко усмехнулся и негромко сказал:

– А ну, хлопци, держи його.

Меня спасло только то, что я хорошо знаю Киев. Когда они бросились за мной, я, несмотря на возраст, какими-то нелепыми скачками, шумно дыша, пробежал метров десять до улицы. На улице я увидел знакомую подворотню и вспомнил, что за ней проходной двор. Дрожащими руками я толкнул железную калитку, юркнул в неё, и уже ничего не видя, помчался вниз. Голоса догонявших стали удаляться.

Еще несколько часов я прятался по дворам, пробираясь к дому. Дома, ничего, не объясняя Люсе, я попросил немедленно собрать вещи. Мы закрыли квартиру, и после этого три месяца прожили у друзей. Своих постояльцев мы больше не видели.

С тех пор прошло два с половиной года. За это время многое переменилось. И в стране, и во мне самом. Здоровье моё резко ухудшилось. Я живу в постоянном напряжении. В тревожном ожидании. Я почти не сплю. Настроение чаще всего подавленное.

Однако, если вы полагаете, что я отрёкся от тех чувств и мыслей, которые владели нами на Майдане тогда, зимой 14-го, вы ошибаетесь. Всякий раз, когда речь заходит о событиях нашей киевской революции, я горячо убеждаю всех, видеть только лучшее. Да, надежды народа пока не оправдались. Но идея происходившего всё равно была прекрасной! Правда, всякий раз, когда я начинаю об этом говорить, во мне всплывает тёмный вечер, подворотня и залитый кровью мужчина, выставляющий вперед слабеющую руку. Но я тут же отгоняю это видение.

И всё-таки недавно, я сделал один важный и печальный вывод. Я понял, что, на самом деле, было главным в моей жизни все эти два с половиной года. Что наполняло её не на поверхности, а, так сказать, на глубине. Так вот, наполнял её страх. Да, страх! Я боялся быть осмеянным вместе со своими идеями. Я боялся, что явится некто улыбающийся, беспощадный, умный и скажет такие слова и такую правду, после которых все мои заклинания «видеть лучшее» покажутся ничтожным лепетом. И вот из этого страха унижения, страха ущемления моей гордости и страха правды родилась моя ненависть. Теперь я это ясно вижу.

Впервые я это понял, когда встретил всё того же приятеля Женю. Это произошло год спустя после победы Майдана. Он подошёл ко мне своей чуть вертлявой, подпрыгивающей походкой, и как всегда, поглаживая свои седеющие усы, сказал:

– Спасибо вам, дорогой, за чудесные достижения вашей революции. Сидим сейчас с женой без денег. Живём на мамину пенсию.

И он захихикал. О, это было страшное, я бы сказал, роковое хихикание! Потому что в тот самый момент, когда он захихикал, я понял всё. Сразу! Это было, как озарение. Я понял, что мне, по большому счёту, безразличны и революция, и её итоги, и европейский выбор, и безвизовый режим. Мне даже безралична Украина. А важно для меня только одно – не видеть наших ухмыляющихся противников. Не слышать их рассуждений о том, что на Майдане, мы нашими жалкими бутербродами накормили бандитский сброд, разрушающий страну. При одной мысли что мне придётся это услышать или, ещё хуже, признать это публично, я прихожу в ярость. В исступление. И мне хочется стучать кулаками по стене.

Тогда же, глядя на человека, которого долгие годы по-настоящему любил, я почувствовал ещё кое-что. Оно было ужасным. Впрочем, я дал себе слово писать правду.

Я, всегда считавший себя мягким, добрым и гуманным человеком, ощутил желание ударить Женю. Причём, не просто ударить, а так же, как Маричка в подъезде, с икривлённым ртом, избивать и калечить его. Вы скажете, я был не здоров. Несомненно. Я и сейчас не здоров, о чём уже говорил вам. Но иногда мне кажется, что так же, как я, не здоровы сегодня тысячи, а может быть, и сотни тысяч моих сограждан!

Ну, а теперь пришло время рассказать о моём главном открытии. Я упоминал о нём в самом начале. Честно говоря, даже не знаю, как об этом написать.

Одним словом, в ту самую минуту, когда Женя смеялся, кто-то внутри меня внятно произнёс: «Убей его!». Разумеется, я решил, что мне показалось. Но голос, шепнувший «убей его», стал повторяться. Он стал говорить со мной каждый день.

И тогда я понял, что во мне кто-то живёт. Какая-то сила. Невидимое, разумное существо. Одной частью души я понимал, что это бред. Но другой частью...

Я обратился к врачам. Мне прописали лечение. И мне стало легче. Но тот голос, тот невидимый шептун, вскоре вернулся. Никак не хочу его называть, чтобы не впасть в религиозное мракобесие. Но знаю точно, это он не позволяет мне хоть как-то критически думать о нашем Майдане. Если, например, я говорю, что революция была прорывом к свободе и шагом в Европу, голос молчит. Но стоит мне на мгновение подумать о признании некоторых наших ошибок, о раскаянии, он оживает. И тут же рисует мучительные картины позора и насмешек. И тогда все вокруг начинают казаться мне скрытыми врагами. Картина мира мрачнеет, а в душу сходит тяжёлый, злой туман.

А недавно мне стало казаться, что внутри меня живёт уже не один, а несколько голосов. Они говорят со мной, подсказывают аргументы в полемике с воображаемыми противниками. Вчера я не выдержал и прямо спросил их: «Кто вы?» Они засмеялись. А потом ответили: «Гости с Майдана!». И снова захохотали.

Понимаю, что вы сейчас думаете. Но уверяю вас, у меня есть новый препарат. Я обязательно вылечусь. И докажу. Докажу всем непатриотам, всем насмешникам, что идея наша была изумительной. Исторически мы всё равно правы. И я уверен, так думают тысячи лучших людей страны!

Одна только любопытная мысль пришла мне сегодня в голову.

А что, если и эти тысячи лучших людей, как и я, слышат голоса? И слышали их тогда, на Майдане. А вдруг, и в них тоже кто-то живёт? Квартирует, так сказать. Вот, было бы забавно! Значит, и те, кто бежали за мной с арматурой, тоже слышали голоса! И те, с кем я прыгал у Главпочтамта.

А что, если в них тоже внутри кто-то сидел и шептал: пой! прыгай! стреляй! Но если это так, то что тогда получается? Тогда получается, что нас на Майдане было ещё больше! Ну, если учитывать шептавших изнутри. Чушь! Чушь! Никто сидеть не мог. Я потомственный атеист!

Впрочем, было бы мило. Ведь сразу же меняется статистика революции. Выходит, стояли и прыгали не сотни тысяч разумных существ, а уже миллионы! Ха-ха-ха…

***

На этом месте рукопись больного С.Х. обрывается. В истории болезни, к которой рукопись была приобщена, сделана следующая запись.

«Данный материал был изъят у больного С.Х. при госпитализации. В виду того, что он содержит не только болезненную симптоматику и фантастические картины, ничего общего не имеющие с реальностью, но и оскорбительные измышления, подпадающие под статью уголовного кодекса, медицинский консилиум принял решение направить текст в компетентные органы. Врач Н.Г. Дмитрук».



2016-10-26 09:55:00

http://versii.com/blogs/64/502/

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
СообщениеДобавлено: 02 ноя 2016, 14:37 
Не в сети
Новосёл

Зарегистрирован: 01 ноя 2016, 06:25
Сообщений: 6
Ужасно все это


Вернуться наверх
СообщениеДобавлено: 22 дек 2016, 11:27 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20243
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва
Цитата:
За шо стоял майдан?
- гэрои, как оказалась, вмырають.
- бандера не пришёл, порядок не навёл.
- в завтрашний день смотреть так и не научились.
- смерть ворогам наступает не регулярно, а чаще не наступает вообще.
- 1000 гривен в день получают только волонтёры, собирающие на нужды АТО.
Единственное, что получилось - это безвиз. Виз, как не было, так и нет.

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
СообщениеДобавлено: 03 янв 2017, 00:00 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20243
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва
Украинский фашизм

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
СообщениеДобавлено: 03 янв 2017, 03:23 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20243
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
СообщениеДобавлено: 05 янв 2017, 00:22 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20243
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва

Из книги Юлиана Семенова "Экспансия 1" (1984 г.)
Цитата:
Но как можно было поверить в то - и эта вера стала национальной,
повсеместной, - что лишь большевики, славяне и евреи повинны в горестях,
обрушившихся на страну? Как можно было не видеть, что именно собственные
в о р о т и л ы оказались неспособными вывести страну из кризиса? Ведь
именно в их руках была власть, то есть деньги, пресса, железные дороги,
заводы, полиция, внешняя политика, армия! Как можно было не понимать, что
науськивание на других - в чем-то не похожих на тебя формою ли носа,
цветом волос или же способом распределения национального продукта - есть
ф и н т власть предержащих, понявших собственное банкротство?! Нет ничего
страшнее, когда к власти приходит серость. В ее-то недрах и зарождается
фашизм, идеология люмпена и лавочника, царство тупой устремленности в одну
лишь национальную общность, которая была возможна в прошлом, но в век
нынешний, в век сверхскоростей, в пору, когда мир сделался малым и единым,
зарождение такого рода доктрины чревато одним лишь - гибелью человечества.

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
СообщениеДобавлено: 09 янв 2017, 14:34 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20243
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
СообщениеДобавлено: 15 янв 2017, 19:54 
Не в сети
Политрук
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 07 фев 2005, 12:48
Сообщений: 20243
Сайт: http://www.dental-revue.ru
Откуда: г. Тверь - Москва

_________________
"Знать - это одно; верить, что знаешь - совсем другое. Знать - это наука, но верить, что знаешь - это невежество". (Гиппократ)


Вернуться наверх
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему  Ответить на тему  [ 812 сообщений ] 

Текущее время: 16 июл 2018, 02:54


Кто сейчас на форуме

Количество пользователей, которые сейчас просматривают этот форум: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Limited
Русская поддержка phpBB